Принц Каспиан (с иллюстрациями) | Страница 6 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Каспиан подумал, что это вряд ли связано со старой Нарнией, о которой ему так хотелось услышать, но подняться ночью на башню всегда интересно; он все же обрадовался и лег в постель с уверенностью, что не уснет, но, конечно, мгновенно уснул, и ему показалось, что не прошло и нескольких минут, как кто-то начал ласково трясти его.

Он сел в кровати и увидел, что комната залита лунным светом. Доктор Корнелиус стоял рядом, одетый в плащ с капюшоном. В руке он держал маленькую лампу. Тут Каспиан вспомнил, что они собирались делать. Он вскочил и оделся. Была летняя, но довольно прохладная ночь, поэтому он обрадовался, когда доктор дал ему такой же плащ с капюшоном и пару теплых мягких туфель. Через минуту, обутые и одетые так, чтобы их было не слышно и не видно в темных коридорах, учитель и ученик покинули комнату.

Каспиан прошел вслед за доктором по множеству коридоров, поднялся по нескольким лестницам, и, наконец, через маленькую дверь в башенке они вышли на плоскую площадку. С одной стороны были башенные зубцы, с другой – крутой скат крыши, внизу – тенистый и мерцающий дворцовый сад, над ними – звезды и луна. Они подошли к двери, ведущей в центральную башню замка. Доктор Корнелиус отпер ее, и они стали подниматься по темной винтовой лестнице. Каспиан был сильно взволнован – раньше ему никогда не разрешали тут ходить.

Лестница была длинная и крутая, но когда они вышли на крышу башни и Каспиан перевел дух, он не пожалел своих трудов. Справа смутно виднелись Западные горы, слева блестела Великая река, и было так тихо, что он слышал шум водопада у Бобровой запруды в миле отсюда. Нетрудно было увидеть две звезды, ради которых они пришли сюда. Звезды висели близко друг от друга на южной стороне неба, и сияли ярко, как две маленькие луны.

– Они должны столкнуться? – спросил Каспиан голосом, полным благоговейного ужаса.

– Ну, мой дорогой принц, – сказал доктор, – великие небесные лорды слишком хорошо знают фигуры своего танца. Посмотри на них внимательно. Их встреча счастливая, и она предсказывает удачу грустному королевству Нарнии. Тарва, лорд Победы, приветствует Аламбил, леди Мира. Для этого они и приблизились друг к другу.

– Жаль, что дерево мешает рассмотреть хорошенько, – отозвался Каспиан, – нам лучше было бы видно с Западной башни, хоть она и не такая высокая.

Доктор Корнелиус молчал, устремив взгляд на звезды. Потом глубоко вздохнул и повернулся к Каспиану.

– Здесь, – сказал он, – ты видишь то, что никогда не видел и не увидит никто из живущих сейчас. Да, ты прав, с более низкой башни видно лучше. Но я привел тебя сюда по другой причине.

Каспиан посмотрел на него: лицо доктора было закрыто капюшоном.

– Достоинство этой башни в том, – продолжал он, – что под нами шесть пустых комнат и длинная лестница, а дверь в башню заперта. Здесь нас не подслушают.

– Вы хотите мне рассказать что-то, что не могли рассказать раньше? – спросил Каспиан.

– Да, – ответил доктор, – но помни! Мы с тобой должны разговаривать только здесь – на вершине Главной башни.

– Я обещаю, – сказал Каспиан, – но говорите, пожалуйста.

– Слушай, – начал доктор, – все, что ты знаешь о старой Нарнии – правда. Это не страна людей. Это – страна Аслана, страна проснувшихся деревьев и наяд, фавнов и сатиров, гномов и великанов, речных богов и кентавров, страна говорящих зверей. Это против них сражался первый Каспиан. Это вы, тельмаринцы, заставили замолчать зверей, деревья и потоки, вы убили или изгнали гномов и фавнов, а теперь пытаетесь изгнать и память о них. Король не разрешает даже разговаривать об этом.

– Как жалко, что мы это сделали. Я так рад, что старые дни хотя бы были, даже если ничего не вернуть.

– Многие из твоего народа втайне думают так же, – сказал доктор Корнелиус.

– Доктор, – спросил Каспиан, – почему вы говорите о моем народе? Разве вы не тельмаринец?

– Я? – спросил доктор.

– Ну, по крайней мере, вы человек?

– Я? – повторил доктор низким голосом, откинул капюшон и Каспиан ясно увидел его лицо в лунном свете.

Внезапно он осознал правду и понял, что мог бы догадаться и раньше. Доктор Корнелиус был такой длиннобородый, низенький и толстый. Два чувства смешались в Каспиане. Одно – ужас: «Он не настоящий человек, не человек вообще, он – гном и привел меня сюда, чтобы убить». И другое – полнейший восторг: «Есть еще настоящие гномы, и я, наконец, вижу одного из них».

– Теперь ты, наконец, угадал, – сказал доктор Корнелиус, – вернее, почти угадал. Я не чистокровный гном, во мне есть и человеческая кровь. Многие гномы спаслись в битвах и выжили, обрили бороды, одели ботинки с высокими каблуками и стали изображать из себя людей. Они смешались с тельмаринцами. Я один из таких, только наполовину гном, и если кто-нибудь из моих родичей, настоящих гномов, еще жив где-то в лесах, он без сомнения сочтет меня предателем и будет презирать. Но за все эти годы мы не забывали о нашем собственном народе, о всех других счастливых созданиях Нарнии и давно потерянных днях свободы.

– Я… я сожалею, доктор, – пробормотал Каспиан, – это не моя вина.

– Я говорю это отнюдь не в упрек вам, дорогой принц, – ответил доктор. – Вы спросите, почему же я все-таки рассказываю об этом. У меня есть две причины. Во-первых, мое старое сердце хранило эти секреты так долго, что разорвалось бы, не шепни я вам. Во-вторых, став королем, вы сможете помочь нам, ведь я знаю, что вы, хотя и тельмаринец, любите старые времена.

– Да, да, – сказал Каспиан, – а как я смогу вам помочь?

– Вы можете быть добрым к таким, как я, потомкам гномов. Вы можете собрать ученых магов и попытаться снова оживить деревья. Вы можете исследовать все укромные уголки и дикие места в поисках уцелевших фавнов, говорящих зверей или гномов.

– Вы думаете, что кто-нибудь еще есть? – обрадованно спросил Каспиан.

– Я не знаю… я не знаю, – с глубоким вздохом ответил доктор. – Иногда я боюсь, что никого нет. Я ищу их следы всю жизнь. Временами мне кажется, что я слышу в горах барабан гномов. Иногда по ночам в лесу мне чудится, что вдалеке мелькают танцующий фавн или сатир, но когда я подхожу ближе, никого не оказывается. Я часто отчаиваюсь, но всегда происходит что-то, что снова пробуждает надежду. Я не знаю. И наконец, вы можете быть таким правителем, каким был Верховный Король Питер в старину, а не таким, как ваш дядя.

– Так это правда, что были короли и королевы, и Белая Колдунья? – спросил Каспиан.

– Конечно, правда, – сказал Корнелиус, – правление этих королей было Золотым веком Нарнии. И страна никогда не забудет их.

– Они жили в этом замке, доктор?

– Нет, мой дорогой, этот замок появился не так давно. Его построил ваш прапрадед. Когда два сына Адама и две дочери Евы были коронованы самим Асланом, они жили в замке Кэр-Паравел. Никто из живущих сейчас людей не видел этого благословенного места, и возможно, теперь не найти даже его развалин. Мы знаем, что замок был далеко отсюда, в устье Великой реки, на самом берегу моря.

– Ах! – вздрогнув, сказал Каспиан. – Вы имеете в виду Черные леса? Там же… ну, вы знаете… там живут привидения.

– Ваше высочество, вы говорите то, чему вас научили. Но это ложь, истории, придуманные тельмаринцами. Там нет привидений. Ваши короли страшно боятся моря, потому что не могут забыть, что во всех преданиях Аслан приходит из-за моря. Они не хотят приближаться к морю и не хотят, чтобы к нему приближались другие. Они позволили вырасти огромным лесам, чтобы отрезать свой народ от побережья. Они боятся лесов, потому что поссорились с деревьями. От страха перед лесами они вообразили, что там полно привидений. Король и вельможи, ненавидящие море и лес, сами верят в это и поддерживают веру в других. Они чувствуют себя спокойнее, если никто в Нарнии не осмеливается выходить к побережью и смотреть на море – по направлению к стране Аслана, заре и восточному краю мира.

Несколько минут царило глубокое молчание. Затем доктор Корнелиус сказал: «Пойдемте. Мы пробыли здесь достаточно долго. Пора спуститься и идти спать».

– Уже пора? – спросил Каспиан. – Мне бы хотелось разговаривать об этом часами.

– Нас начнут искать, если мы не спустимся, – сказал доктор Корнелиус.

Глава 5.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ КАСПИАНА В ГОРАХ

Потом у Каспиана и его наставника было еще много секретных бесед на вершине Главной башни, из них Каспиан узнавал о старой Нарнии все больше и больше, так что мечты и размышления о старых днях, о том, как было бы хорошо, если бы они вернулись, заполняли все свободное время. Но его было немного, потому что образованием принца занялись теперь всерьез. Он учился владеть мечом и скакать верхом, плавать и нырять, стрелять из лука и играть на флейте и лютне, охотиться на оленей и свежевать их потом, а кроме того он учил космографию, риторику, геральдику, стихосложение и, конечно, историю, и немного юриспруденцию, физику, алхимию и астрономию. Магию он учил только в теории, так как доктор Корнелиус сказал, что практическая часть – неподходящее занятие для принцев. «Я сам, – добавил он, – очень посредственный маг и могу делать только самые простые вещи». Навигацию (про нее доктор говорил, что это – благородное и героическое искусство) он не учил, потому что король Мираз неодобрительно относился к морю и к кораблям.

6