Принц Каспиан (с иллюстрациями) | Страница 13 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

– Да, вы шутники, – сказал гном. – Теперь я понимаю. Как будто я после сегодняшнего утра не знаю, как она умеет стрелять. Но я все же попытаюсь. – Он говорил сердито, но глаза его заблестели. (У него была слава отличного стрелка.)

Все пятеро вышли на открытое пространство.

– Что будет целью? – спросил Питер.

– Я думаю, яблоко, которое висит над стеной, вот на той ветке, – предложила Сьюзен.

– Отлично, девица, – сказал Трам, – ты имеешь в виду то желтое яблоко, которое висит в середине арки?

– Нет, что вы, – ответила Сьюзен, – то красное, что висит прямо над зубцом стены.

Гном переменился в лице. «Больше похоже на вишню, чем на яблоко», – пробормотал он, но вслух не сказал ничего.

Они бросили жребий, кому стрелять первому (это очень заинтересовало Трама – он никогда раньше не видел, как бросают жребий с помощью монетки), и Сьюзен проиграла. Они договорились стрелять с верхней ступеньки лестницы, которая вела из зала во двор. Все смотрели, как он занял позицию, поднял лук и приготовился стрелять.

Зазвенела тетива. Это был отличный выстрел. Стрела прошла так близко, что крошечное яблоко закачалось, а какой-то листок порхнул вниз. Тогда Сьюзен подошла к верхней ступеньке и натянула лук. Она и вполовину не наслаждалась этим состязанием так, как Эдмунд предыдущим; она не сомневалась в исходе, но ей было жалко побеждать того, кто только что проиграл. Гном с волнением наблюдал, как она оттягивала тетиву до уха. Через мгновение раздался слабый удар, он был хорошо слышен в тишине этого места – яблоко, пробитое стрелой Сьюзен, упало на траву.

– Отлично, Сью, – закричали дети.

– Этот выстрел не лучше вашего, – сказала Сьюзен гному. – Я думаю, что когда стреляли вы, подул слабый ветерок.

– Это не так, – возразил Трам, – можешь не утешать меня. Я знаю, что побежден честно, и даже не буду ссылаться на то, что рубец от последней раны еще немного мешает мне, когда я отвожу руку назад.

– Вы были ранены? – спросила Люси. – Позвольте мне посмотреть.

– Это зрелище не для маленьких девочек… – начал Трам, но вдруг осекся. – Я снова собирался сказать глупость. Если твой брат великий воин, а сестра – прекрасный лучник, то ты можешь оказаться искусным врачом. – Он сел на ступеньки, снял кольчугу, спустил рубашку, обнажив пропорционально сложенную волосатую и мускулистую как у моряка руку, размером не больше руки ребенка. На плече была грубая повязка. Люси размотала ее и под ней обнаружилась сильно вспухшая и неприятно выглядевшая рана. «Бедный Трам, – сказала Люси. – Какой ужас!» Затем она заботливо капнула одну-единственную капельку из своего флакона.

– Эй, что ты делаешь? – закричал Трам. Но как он ни поворачивал голову, ни скашивал глаза и ни мотал бородой взад и вперед, разглядеть плечо он не смог. Потом он попытался ощупать его и начал двигать рукой так, как будто пытался почесать место, до которого не дотянешься. Затем помахал рукой, поднял ее, напряг мышцы и наконец вскочил на ноги с криком: «Вереск и великаны! Не болит! Как новенькая!» Он разразился смехом и сказал: «Я вел себя, как самый глупый из всех гномов. Я надеюсь, вы не обиделись? Смиренно кланяюсь вашим величествам, смиренно кланяюсь. Благодарю за спасение, исцеление, завтрак – и урок».

Дети хором отозвались, что не стоит даже и говорить об этом.

– А теперь, – сказал Питер, – если ты действительно решился поверить в нас…

– О да, – воскликнул гном.

– Тогда совершенно ясно, что мы должны делать. Мы должны сейчас же присоединиться к королю Каспиану.

– Чем скорее, тем лучше. Моя глупость уже отняла у нас целый час.

– Если идти тем путем, которым шел ты, это займет два дня, во всяком случае у нас. Мы не можем идти день и ночь как вы, гномы, – Питер повернулся к остальным. – Очевидно, то, что Трам называет курганом Аслана, это сам Каменный Стол. Вы помните, что оттуда полдня (или немного меньше) пути до брода у Беруны…

– До моста у Беруны, – вставил Трам.

– Там не было моста в наше время, – объяснил Питер. – И от Беруны до Кэр-Паравела еще день с лишним. Если мы не торопились, то обычно возвращались к чаю на второй день. Если идти быстро, то, может быть, мы придем за полтора дня.

– Не забывайте, что все заросло лесом, – сказал Трам, – и придется прятаться от врагов.

– Послушайте, – вступил в разговор Эдмунд, – а зачем нам идти тем путем, каким шел наш Дорогой Маленький Друг?

– Если вы хорошо относитесь ко мне, не надо больше об этом, ваше величество, – попросил гном.

– Отлично, можно я буду говорить «наш Д.М.Д.»?

– Эдмунд, – сказала Сьюзен, – не дразни его.

– Не беспокойся, девица, – я хотел сказать, ваше величество, – усмехнулся Трам. – От насмешки волдыря не будет. (С тех пор они часто называли его Д.М.Д., пока не забыли окончательно, что это значило).

– Как я говорил, – продолжал Эдмунд, – нам не обязательно идти тем же путем. Почему бы не проплыть на юг до Зеркального залива? Это сильно приблизит нас к Каменному Столу, а у моря мы будем в безопасности. Если мы отправимся сейчас же, то попадем в залив до темноты, поспим несколько часов и ранним утром будем с Каспианом.

– Важно знать побережье, – сказал Трам, – никто из нас ничего не знает о Зеркальном заливе.

– А что мы будем есть? – спросила Сьюзен.

– Нужно взять с собой яблок, – предложила Люси. – И давайте что-нибудь делать. Мы тут уже два дня, а еще ничего не сделали.

– Почему бы снова не использовать мою шляпу как корзину для рыбы? – добавил Эдмунд.

Они связали один из плащей как мешок и набили его яблоками. Затем хорошенько напились из колодца (ведь до того, как они пристанут к берегу, неоткуда будет взять пресную воду) и отправились к лодке. Детям жаль было оставлять Кэр-Паравел. Хоть он и был в развалинах, они все равно чувствовали себя там как дома.

– Д.М.Д. лучше сесть к рулю, – сказал Питер, – Эд и я возьмемся за весла. Подождите минутку. Лучше снять кольчуги – будет достаточно жарко. Девочки пусть сядут на нос и указывают Д.М.Д. направление. Пока мы не пройдем остров, держите курс в море.

Вскоре – зеленый лесистый берег острова был уже далеко позади, очертания маленьких бухт и мысов сгладились, а лодка поднималась и опускалась на тихой ряби. Море окружало их и вдали казалось голубым, а вокруг них зеленело и вспенивалось. Пахло солью, было очень тихо, раздавался только шум воды, бьющейся о борта лодки, да плеск весел и скрип уключин. Солнце грело все сильней.

Люси и Сьюзен сидели на носу лодки, пытались достать руками до воды, чувствовали себя превосходно и видели дно моря, устланное чистым бледным песком с редкими пятнами пурпурных водорослей.

– Как в старые времена, – проговорила Люси. – Ты помнишь наши путешествия в Теревинфию и Гальму, к Семи Островам и к Одиноким Островам?

– Конечно, помню, – ответила Сьюзен, – и наш корабль «Кристалл» с головой лебедя на носу и резными крыльями по бокам палубы.

– И шелковые паруса, и огромные фонари на корме.

– И пиры на полуюте, и музыкантов.

– А ты помнишь, как музыканты поднялись на мачту и играли на флейтах так, что казалось, будто музыка звучит прямо с неба?

Потом Сьюзен взяла у Эдмунда весло, а он сел рядом с Люси. Они уже прошли остров и держались ближе к берегу, все такому же лесистому и пустынному. Они старались не вспоминать то время, когда не было лесов, дул легкий ветерок, а вокруг были друзья.

– Уф, до чего же изнурительная работа, – сказал Питер.

– Можно я погребу немного? – спросила Люси.

– Весла слишком велики для тебя, – коротко ответил Питер (не потому, что злился, просто у него не хватало дыхания для разговоров).

Глава 9.

ЧТО УВИДЕЛА ЛЮСИ

Сьюзен и мальчики устали грести еще задолго до того, как обогнули последний мыс и попали в Зеркальный залив. У Люси от солнца и блеска воды болела голова. Даже Трам мечтал о конце путешествия. Скамья, на которой он сидел у руля была предназначена для людей, а не для гномов, ноги его не доставали до днища лодки: всякий знает, как это неудобно. И чем больше они уставали, тем больше падали духом. Сначала дети думали только о том, как добраться до Каспиана. Потом стали размышлять о том, что будут делать, когда найдут его и удастся ли с помощью гномов и лесных жителей нанести поражение армии взрослых людей.

Начало темнеть, а они все еще медленно продвигались по изгибам Зеркального залива. Берега сближались, деревья нависали над их головами, сгущались сумерки. Стало очень тихо – все звуки моря умерли позади них. Было слышно даже журчание маленьких ручейков, впадающих в залив.

13