Ходячий замок (илл. Гозман) | Страница 40 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

– Ну, теперь видите? – спросил Хоул. Он взмахнул рукой, и черный рукав вспугнул сотню синих бабочек, пировавших на кусте желтых роз. – Тут каждое утро можно нарезать цветы охапками и продавать их в Маркет-Чиппинге, пока на лепестках роса не обсохла.

На дальнем конце лужайки под ногами у них зачавкало. Обогнув кусты, из-под которых виднелись крупные орхидеи, Хоул и Софи внезапно оказались на берегу озерца, полного водяных лилий. Над озерцом стелился туман. Замок боком протиснулся мимо озерца и поплыл прочь по соседнему проходу между кустами, заросшему кучей цветов.

– Если пойдете сюда одна, не забудьте трость, чтобы нащупывать дорогу, – посоветовал Хоул. – Тут полно родников и омутов. И дальше этого места никогда не заходите.

Он показал на юго-восток, где белым кругом в туманном воздухе яростно сверкало солнце.

– Там Болота – гнусные и голые. Одна сплошная Ведьма.

– Кто же насадил эти цветы на самом краю Болот?

– Год назад этим начал заниматься кудесник Салиман, – ответил Хоул, повернув к замку. – Думаю, он собирался одолеть Ведьму, заставив Болота цвести. Вывел на поверхность горячие источники, и тут все стало расти. Все у него шло очень неплохо, пока его не поймала Ведьма.

– Миссис Пентстеммон называла какое-то другое имя, – вспомнила Софи. – Он же из тех мест, что и вы.

– Более или менее, – кивнул Хоул. – Хотя мы с ним незнакомы. Через несколько месяцев я понаведался в эти края раз-другой. Мне тут понравилось. Потому-то я и поссорился с Ведьмой. Она возражала против растительности.

– А почему? – спросила Софи.

Замок уже ждал их.

– Ей нравится считать только себя цветочком, – фыркнул Хоул, открывая дверь. – Одинокая орхидея, цветущая в сердце Болот. Вот ведь чушь.

Софи в последний раз оглянулась на буйные заросли и двинулась в замок вслед за Хоулом. На кустах росли розы. Тысячи роз.

– А разве Ведьма не узнает, что вы здесь?

– Я постарался сделать как раз то, чего она менее всего ожидает, – был ответ.

– А как насчет поисков принца Джастина? – поинтересовалась Софи. Но Хоул опять ушел от ответа – он кинулся в кладовку, во весь голос окликая Майкла.

Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан

На следующее утро они открыли цветочную лавку. Как и предсказывал Хоул, вести дело оказалось проще простого. Каждый день с утра пораньше нужно было всего-навсего открыть дверь, повернув ручку вниз лиловым, и выйти в клубящийся зеленый туман нарезать цветов. Вскоре это вошло в привычку. Софи брала трость и ножницы и ковыляла по кустам, болтая с тростью, нащупывая ею дорогу или пригибая ветви с особенно удавшимися розами. Майкл изобрел приспособление, которым страшно гордился. Это было большое жестяное корыто с водой, которое летало по воздуху за ним по пятам. Человек-пес тоже ходил с ними. Он резвился, носясь по мокрым лужайкам, охотился на бабочек или пытался изловить крошечных ярких птичек, кормившихся нектаром. Пока он носился, Софи нарезала целые охапки высоких ирисов, лилий, неведомых оранжевых цветов с толстыми кожистыми лепестками, ветви голубой мальвы, а Майкл нагружал свое корыто орхидеями, розами, звездчатыми белыми цветами и сияющими киноварными – всем, что привлекало его взгляд. Обоим это страшно нравилось.

Потом, пока еще не слишком жарко, они уволакивали дневной запас цветов в лавку и расставляли их в пестрой коллекции горшков и ведер, которые Хоул раскопал во дворе. В качестве двух из них служили семимильные сапоги. Пожалуй, ничто на свете, думала Софи, пристраивая в сапоги пучки гладиолусов, ничто на свете не могло бы яснее показать, насколько Хоул остыл к Летти. Ему даже стало все равно, возьмет Софи семимильные сапоги или нет.

Пока они собирали цветы, Хоул почти всегда успевал исчезнуть. И ручка тогда оказывалась повернута вниз черным. Возвращался он обычно к завтраку – по-прежнему в черном и с мечтательным видом. Который из костюмов скрывался под черным обличьем, чародей Софи так и не сказал. «Я в трауре по миссис Пентстеммон», – твердил он. А если Майкл или Софи спрашивали, почему он всегда уходит в одно и то же время, да еще и в такое необычное, Хоул делал обиженное лицо и пожимал плечами: «Хотите пообщаться с учительницей – ловите ее до уроков». И на два часа исчезал в ванной.

Тем временем Софи с Майклом облачались в лучшие наряды и открывали лавку. На лучших нарядах настаивал Хоул. Он заявил, что это привлечет покупателей. Софи в ответ настояла на том, чтобы у всех были фартуки. И вот миновали первые дни, когда жители Маркет-Чиппинга просто глазели в витрину, а внутрь не входили. Теперь лавка стала очень популярной. Люди, которых Софи знала всю жизнь, стали приходить и закупать цветы целыми охапками. Никто не узнавал Софи, и ей становилось все страннее и страннее. Все думали, будто она старенькая матушка Хоула. Но этим Софи была уже сыта по горло. «Я его тетушка», – объявила она миссис Цезари. Ее стали звать тетушкой Дженкинс.

Когда в лавке появлялся Хоул – в черном фартуке в тон костюму, – торговля обычно была в разгаре. Хоул подхлестывал ее еще пуще. Именно тогда Софи окончательно уверилась, что черный костюм – на самом деле тот, заговоренный, серый с алым. Если Хоулу случалось обслуживать какую-нибудь даму, она непременно уходила, купив по меньшей мере вдвое больше цветов, чем просила. Как правило, Хоул морочил покупательницам голову настолько, что они уносили вдесятеро больше. Скоро Софи обнаружила, что дамы заглядывают в лавку, но не заходят, если видят внутри Хоула. Винить их было не в чем. Когда хочешь всего-то розочку в петлицу, едва ли обрадуешься, оказавшись владелицей трех дюжин орхидей. И когда Хоул решил проводить целые часы напролет в сарайчике на заднем дворе, Софи не стала уговаривать его вернуться в лавку.

– Не спрашивайте, и так скажу: я строю укрепления против Ведьмы, – объяснил он. – Когда я все закончу, сюда ей хода не будет.

Иногда возникали сложности с нераспроданными цветами. Софи было больно видеть, как они вянут за ночь. Она обнаружила, что цветы остаются совершенно свежими, если с ними разговаривать. Тогда она стала подолгу болтать с цветами. Она попросила Майкла сделать ей снадобье для подкормки и вовсю экспериментировала, ставя ведра в тазики и пряча кадки с водой в нише, где когда-то украшала шляпки. Оказалось, что некоторые растения можно хранить несколько дней. Разумеется, это вдохновило Софи на дальнейшие опыты. Она разгребла золу во дворе и посадила там кое-какие растения, страстно над ними бормоча. Так ей удалось вывести розу оттенка морской волны, что очень ее порадовало. Бутоны были почти черные, а когда цветы распускались, лепестки все синели и голубели и в конце концов становились почти как Кальцифер. Это так восхитило Софи, что она утащила из мешочков под балками горстку корешков и попробовала прорастить и их. Софи говорила себе, что в жизни не бывала так счастлива.

Это была неправда. Что-то шло не так, только Софи не понимала, что именно. Иногда ей казалось – все из-за того, что в Маркет-Чиппинге никто ее не узнает. Сходить навестить Марту Софи не осмеливалась: а вдруг Марта тоже ее не узнает? По той же причине она не решалась вывалить из семимильных сапог цветы и отправиться к Летти. Софи была ненавистна самая мысль о том, что сестры увидят ее старухой.

Майкл постоянно бегал к Марте с букетами вчерашних цветов. Иногда Софи думала, будто все дело в этом. Майкл был так счастлив, а она все чаще и чаще оставалась в лавке одна. Но дело было и не в этом тоже. Софи нравилось самой продавать цветы.

Временами ей виделось, что беда в Кальцифере. Кальцифер скучал. Делать ему было решительно нечего – знай води себе замок по лужайкам и вокруг всяческих озер и прудов и заботься о том, чтобы каждое утро он оказывался в новом месте с новыми цветами. Когда Софи и Майкл возвращались с грузом свежих цветов, навстречу им неизменно высовывалась нетерпеливая голубая физиономия.

– Хочу поглядеть, как оно там, – говорил он.

Софи носила ему жечь вкусные душистые листья, отчего в комнате в замке пахло едва ли не так же сильно, как в ванной, но Кальцифер твердил, что нужно ему не это, а общество. А они уходят на целый день в лавку и оставляют его одного.

Поэтому Софи попросила Майкла по крайней мере час каждое утро работать в лавке одному и приходила к Кальциферу поболтать. Она изобретала всяческие игры на догадливость, чтобы Кальциферу было чем заняться, пока ее нет. Но Кальцифер по-прежнему брюзжал.

40
Диана Уинн Джонс: Ходячий замок 1
1
Глава первая, в которой Софи беседует со шляпками 1
Глава вторая, в которой Софи вынуждена отправиться на поиски счастья 3
Глава третья, в которой Софи попадает в замок и заключает некую сделку 6
Глава четвертая, в которой Софи обнаруживает несколько странностей 8
Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой 10
Глава шестая, в которой Хоул выражает свои чувства при помощи зеленой слизи 13
Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок 16
Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон 18
Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание 21
Глава десятая, в которой Кальцифер обещает Софи намек 23
Глава одиннадцатая, в которой Хоул в поисках заклятья отправляется в далекую страну 25
Глава двенадцатая, в которой Софи становится старенькой матушкой Хоула 27
Глава тринадцатая, в которой Софи чернит имя Хоула 29
Глава четырнадцатая, в которой придворного мага сваливает простуда 32
Глава пятнадцатая,: в которой Хоул отправляется на похороны, изменив свою внешность до полной неузнаваемости 34
Глава шестнадцатая, в которой много всяческого колдовства 36
Глава семнадцатая, в которой Ходячий замок переезжает 38
Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан 40
Глава девятнадцатая, в которой Софи выражает свои чувства с помощью гербицида 42
Глава двадцатая, в которой Софи становится все труднее покинуть замок 45
Глава двадцать первая, в которой при свидетелях заключается некий договор 48