Ходячий замок (илл. Гозман) | Страница 21 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

– Нет, нам пора, – ответила Софи.

– Нам надо вернуться вовремя, – добавил Майкл, бросив в сторону яблонь еще один затравленный взгляд. Он вытащил из живой изгороди семимильные сапоги и поставил один из них перед калиткой для Софи. – На этот раз я буду вас держать, – предупредил он.

Миссис Ферфакс стояла, прислонясь к калитке, и глядела, как Софи всовывает свой башмак в сапог.

– А, семимильники, – закивала она. – Представьте себе, сто лет их не видала. Очень полезное приобретение для человека ваших лет, миссис Ээээмн… Я бы и сама не отказалась сейчас от пары таких сапожек. Так, выходит, это от вас Летти унаследовала колдовские способности? Не то чтобы это обязательно семейное, но частенько случается…

Майкл ухватил Софи за руку и дернул. Оба сапога ступили на землю, и остаток монолога миссис Ферфакс заглушили очередной «вжих!» и вой ветра. В следующий миг Майклу пришлось упереться ногами в землю, чтобы не разбиться о стену замка. Дверь была открыта. Изнутри послышался рев Кальцифера:

– Портхавенская дверь! Кто-то ломится в нее с самого вашего ухода!

Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание

За дверью оказался тот капитан – он наконец пришел за заклинанием попутного ветра и вовсе не обрадовался, когда ему пришлось столько ждать.

– Если я упущу прилив, парень, придется мне поговорить про тебя с колдуном, – пригрозил он. – Не люблю лентяев.

С точки зрения Софи, Майкл вел себя с ним чересчур уж вежливо, но сама она была так расстроена, что у нее просто не хватило сил вмешаться. Когда капитан ушел, Майкл отправился к столу – мрачно глядеть на заклятье, – а Софи молча села штопать чулки. У нее была всего одна пара, и узловатые ноги протерли в них огромные дыры. Серое платье уже все обтрепалось и стало ужасно грязное. Софи подумывала о том, не вырезать ли наименее пострадавшие от слизи куски погибшего голубого с серебром костюма Хоула и не скроить ли из них себе юбку. Но ей было никак на это не решиться.

– Софи, – спросил вдруг Майкл, поднимая голову от одиннадцатой страницы заметок, – а сколько у вас племянниц?

Софи как раз боялась, что Майкл начнет задавать вопросы.

– Доживешь до моих лет, малыш, – собьешься со счета, – ответила она. – Они все одинаковые. Эти две Летти, на мой взгляд, похожи, как двойняшки.

– Ну что вы, совсем не похожи, – к ее изумлению, возразил Майкл. – Ваша племянница из Верхних Горок и вполовину не такая хорошенькая, как моя Летти. – Он разорвал одиннадцатую страницу и начал двенадцатую. – Хорошо, что Хоул не видел мою Летти, – произнес он, начал тринадцатую страницу и разорвал и ее тоже. – Когда миссис Ферфакс сказала, что знает, кто такой Хоул, я чуть не засмеялся. А вы?

– Нет, – отозвалась Софи. На чувства Летти это никак не влияло. Софи все думала о сияющем обожанием личике Летти под яблонями в цвету. – Выходит, нет никакой надежды, что на этот раз Хоул влюблен по-настоящему?

Кальцифер в очаге фыркнул, рассыпая зеленые искры.

– Я боялся, что вы начнете так думать, – проговорил Майкл. – Не надо обманывать себя, как миссис Ферфакс.

– А откуда ты знаешь? – спросила Софи.

Кальцифер с Майклом переглянулись.

– Разве он забыл сегодня утром провести в ванной свой положенный час? – скривился Майкл.

– Да что там час – два часа там торчал, – зашипел Кальцифер. – Все накладывал себе на физиономию снадобья да заклятья. Вертопрах!

– Видите, – повернулся Майкл к Софи. – Вот когда Хоул забудет обо всей этой ерунде, я поверю, что он влюбился по-настоящему. Но не раньше.

Софи подумала о том, как Хоул стоял на одном колене в саду, изо всех сил стараясь казаться как можно красивее, и поняла, что Майкл и Кальцифер правы. Ей пришла в голову мысль пойти в ванную и спустить все Хоуловы снадобья в унитаз. Но она не решилась. Вместо этого она заковыляла за голубым с серебром костюмом. Остаток дня она посвятила вырезанию из него маленьких голубых треугольничков, чтобы соорудить себе лоскутную юбку.

Майкл ласково погладил ее по плечу, когда подошел к камину, чтобы швырнуть Кальциферу все семнадцать страниц своих заметок.

– В конце концов ко всему привыкаешь, – сказал он.

К этому времени стало ясно – с заклятьем у Майкла что-то крупно не ладится. Он бросил писать и наскреб из очага сажи. Кальцифер в полном недоумении высунулся поглядеть, чего это он. Майкл достал из подвешенного к балке мешочка какой-то увядший корешок и положил его в сажу. Потом, после глубочайших раздумий, он повернул ручку над дверью вниз синим и на двадцать минут исчез в Портхавене. Вернулся он с большой витой раковиной и положил ее вместе с сажей и корешком. Потом он разорвал в клочки много-много бумаги и клочки тоже ссыпал в общую кучу. Все это он разместил перед черепом и принялся дуть, так что клочки и сажа разлетелись по всему столу.

– Чем он там занят, как ты думаешь? – спросил Кальцифер у Софи.

Майкл перестал дуть и стал толочь все вместе с бумагой пестиком в ступке, время от времени с надеждой поглядывая на череп. Ничего не случилось, поэтому Майкл стал добавлять в ступку другие ингредиенты из мешочков и горшочков.

– Не нравится мне шпионить за Хоулом, – объявил он, растирая в ступке третий по счету набор ингредиентов. – Может, он и сердцеед, только мне он сделал ужасно много хорошего. Он взял меня к себе, когда я был никому не нужным портхавенским сироткой и сидел у него на пороге.

– А как так вышло? – спросила Софи, вырезая очередной голубой треугольничек.

– Мама умерла, а отец утонул в бурю, – ответил Майкл. – А когда так случается, никому до тебя и дела нет. Из дома меня выселили, потому что мне нечем было платить за жилье, я пытался побираться, но меня гоняли от дверей и из рыбачьих лодок, и в конце концов я понял, что прямая дорога мне туда, куда никто не сунется. А Хоул тогда только-только начал работать под именем колдуна Дженкина. Все говорили, что в этом доме живут привидения, поэтому я пару ночей проспал у дверей, а однажды утром Хоул открыл дверь, чтобы пойти за хлебом, и я упал через порог в дом. Хоул сказал, чтобы я не уходил, пока он еды не раздобудет. Ну вот я и остался, а тут был Кальцифер, и я начал с ним разговаривать, потому что никогда не видел демона.

– А о чем вы говорили? – спросила Софи: ей стало интересно, не просил ли Кальцифер и Майкла тоже разорвать договор.

– Он капал на меня слезами и жаловался на горести. Скажешь, нет? – прошипел Кальцифер. – Ему и в голову не приходило, что у меня тоже жизнь нелегкая!

– Не приходило, – согласился Майкл. – Ты просто все время ноешь. А в то утро ты был со мной очень мил, и это произвело на Хоула впечатление. Но вы же его знаете, Софи. Он мне не сказал – останься, мол, живи. Не выгнал – и все. Ну и я стал из кожи вон лезть, только бы приносить ему пользу, – следил за расходами, чтобы он все не спускал, не успев получить, и так далее.

Содержимое ступки произнесло «уфф» и тихонечко взорвалось. Майкл, тяжко вздыхая, стер сажу с черепа и попробовал новый состав. Софи начала раскладывать на полу мозаику из голубых треугольничков.

– Поначалу я делал кучу дурацких ошибок, – продолжал Майкл. – И Хоул все терпел, представляете? Я думаю, теперь это уже в прошлом. И по-моему, с деньгами я ему действительно помогаю. Хоул вечно покупает страшно дорогие наряды. Говорит, никто не станет нанимать волшебника, который выглядит так, словно не может заработать своим ремеслом.

– Просто любит тряпки, – снова зашипел Кальцифер. Его оранжевые глаза следили за работой Софи довольно-таки многозначительно.

– Этот костюм был безнадежно испорчен, – оправдалась Софи.

– Да не только тряпки, – отмахнулся Майкл. – Помнишь, как было прошлой зимой, когда мы оказались на мели и у тебя даже полешка не было? Так он пошел и купил череп и эту свою придурочную гитару! Я тогда жутко разозлился. А он говорит – они красивые!

– А как вы с дровами поступили? – спросила Софи.

– Хоул выпросил их у какого-то своего должника, – ответил Майкл. – То есть он так сказал – надеюсь, не врал. А мы ели морскую капусту. Хоул говорил, она для здоровья полезная.

– Вкуснятина, – промурлыкал Кальцифер. – Сухая и хрустящая.

– Ненавижу, – с чувством выдохнул Майкл, рассеянно глядя в ступку. – Ничего не понимаю: должно быть семь ингредиентов. Или уж тогда семь процессов. Ладно, попробуем пентаграмму. – Он поставил ступку на пол и нарисовал мелом вокруг нее нечто вроде звезды с пятью лучами.

21
Диана Уинн Джонс: Ходячий замок 1
1
Глава первая, в которой Софи беседует со шляпками 1
Глава вторая, в которой Софи вынуждена отправиться на поиски счастья 3
Глава третья, в которой Софи попадает в замок и заключает некую сделку 6
Глава четвертая, в которой Софи обнаруживает несколько странностей 8
Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой 10
Глава шестая, в которой Хоул выражает свои чувства при помощи зеленой слизи 13
Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок 16
Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон 18
Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание 21
Глава десятая, в которой Кальцифер обещает Софи намек 23
Глава одиннадцатая, в которой Хоул в поисках заклятья отправляется в далекую страну 25
Глава двенадцатая, в которой Софи становится старенькой матушкой Хоула 27
Глава тринадцатая, в которой Софи чернит имя Хоула 29
Глава четырнадцатая, в которой придворного мага сваливает простуда 32
Глава пятнадцатая,: в которой Хоул отправляется на похороны, изменив свою внешность до полной неузнаваемости 34
Глава шестнадцатая, в которой много всяческого колдовства 36
Глава семнадцатая, в которой Ходячий замок переезжает 38
Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан 40
Глава девятнадцатая, в которой Софи выражает свои чувства с помощью гербицида 42
Глава двадцатая, в которой Софи становится все труднее покинуть замок 45
Глава двадцать первая, в которой при свидетелях заключается некий договор 48