Ходячий замок (илл. Гозман) | Страница 18 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Череп клацнул на него зубами. Хоул вздрогнул и вернул его на стол.

– Что стряслось? – спросил Майкл. Судя по всему, он опять различал определенные признаки.

– Стряслось, – кивнул Хоул. – Мне нужно, чтобы кто-нибудь очернил мое имя в глазах короля.

– А что, с транспортными чарами что-то не вышло? – испугался Майкл.

– Наоборот. Работают как часы. В этом-то и беда, – объяснил Хоул, беспокойно вертя на пальце луковое колечко. – Теперь король хочет припереть меня к стенке и заставить сделать еще кое-что. Кальцифер, если мы не будем предельно осторожны, он назначит меня придворным магом!

Кальцифер не ответил. Хоул метнулся к очагу и обнаружил, что демон спит.

– Майкл, разбуди его, – велел он. – Мне надо с ним посоветоваться.

Майкл швырнул в Кальцифера двумя поленьями и позвал его. Ничего не произошло – только тоненькая струйка дыма поднялась.

– Кальцифер! – закричал Хоул. Это тоже не возымело никакого действия. Хоул недоуменно глянул на Майкла и взялся за кочергу – такого Софи еще не приходилось видеть. – Извини, Кальцифер, – проговорил он, тыкая кочергой под недогоревшими дровами. – Просыпайся!

Поднялся густой клубок черного дыма – и завис в воздухе.

– Уйди, – буркнул Кальцифер. – Я устал.

Тут Хоул совсем разволновался.

– Что это с ним? Я его таким никогда не видел!

– Думаю, это из-за Пугала, – подала голос Софи.

Хоул развернулся на коленях и поднял на нее глаза-стекляшки.

– Теперь-то вы что натворили? – И пока Софи объясняла, он глядел на нее не мигая. – Пугало? – переспросил он. – Кальцифер согласился разогнать замок до предельной скорости из-за Пугала?! Софи, дорогая моя, прошу вас, расскажите, чем вы так проняли огненного демона, что он теперь настолько вам покорен. Мне бы очень хотелось это узнать!

– Ничем я его не пронимала, – ответила Софи. – Мне из-за Пугала стало плохо, а Кальцифер меня пожалел.

– Ей стало плохо из-за Пугала, а Кальцифер ее пожалел, – повторил Хоул. – Милая моя Софи, Кальцифер никогда и никого не жалеет. Так или иначе, надеюсь, что холодный пирог и сырой лук на ужин вам понравятся, потому что Кальцифера вы едва не прикончили.

– У нас еще торт, – напомнил Майкл, стремясь восстановить мир.

Вкусная еда действительно смягчила Хоула, хотя все время, пока они ужинали, чародей тревожно поглядывал на потухшие дрова в очаге. Пирог был хорош и холодный, а лук попался очень вкусный, особенно когда Софи полила его уксусом. Торт не имел себе равных. За тортом Майкл даже отважился спросить, о чем король просил Хоула.

– Пока ничего определенного, – мрачно ответил чародей. – Но он мне все уши прожужжал о своем брате, и это не к добру. Похоже, у них с принцем Джастином случилась старая добрая семейная ссора, поэтому принц ушел из дворца, хлопнув дверью, и пошли разговоры. Судя по всему, король хотел, чтобы я добровольно вызвался искать его брата. А я, как дурак, возьми и скажи, – по-моему, кудесник Салиман не погиб. Лучше от этого не стало.

– А почему вы хотите увильнуть и от поисков принца Джастина? – строго спросила Софи. – С чего это вы решили, будто не найдете его?

– Пронимать можно и грубостью, правда? – отозвался Хоул. Он все не мог простить ей Кальцифера. – Если хотите знать, я не хочу в это ввязываться именно потому, что уверен – я его найду. Джастин был не разлей вода с Салиманом, и ссора вышла из-за того, что он решил идти его искать и сказал об этом королю. И еще, если хотите знать, на Болотах обитает некая дама, от которой одни неприятности. В прошлом году она пообещала зажарить меня живьем и к тому же чуть не навела на меня порчу – я спасся только потому, что додумался назваться другим именем.

Софи едва не преисполнилась благоговения.

– Вы хотите сказать, что соблазнили и бросили Болотную Ведьму?!

Хоул отрезал себе еще торта. Вид у него был печальный и благородный.

– Не надо так об этом говорить. Признаюсь, некоторое время я полагал, будто увлечен ею. В некотором смысле она женщина несчастная, ей так нужно, чтобы ее любили. А ведь любой мужчина в Ингарии боится ее до смерти. Должно быть, милая Софи, вы прекрасно понимаете, как это тяжко.

Софи разинула рот. Она была оскорблена до глубины души. Майкл поспешил вмешаться:

– Вы думаете, стоит передвинуть замок? Он ведь для этого и придуман…

– Все зависит от Кальцифера. – Хоул снова глянул через плечо на едва тлеющие уголья в очаге. – Однако, должен сказать, если против меня ополчатся и король, и Ведьма, я стану подумывать о том, как бы разместить замок на какой-нибудь симпатичной мрачной скале милях этак в тысяче отсюда.

Майкл явно жалел, что подал голос. Софи понимала, что тысяча миль – это страшно далеко от Марты.

– А что станется с вашей Летти Хаттер, – спросила она Хоула, – если вы возьмете и переедете?

– Думается, к тому времени все будет кончено, – бесстрастно отозвался Хоул. – Если бы только можно было придумать, как отделаться от короля… Знаю! – Он поднял вилку с тающим кусочком крема и бисквита и указал этой вилкой на Софи. – Вы запросто сможете очернить мое имя в глазах короля. Прикинетесь моей старенькой матушкой и станете просить за своего синеглазого сыночка. – И Хоул одарил Софи улыбкой, способной, по всей видимости, покорить сердце Болотной Ведьмы и, вероятно, Летти. Он выстрелил этой улыбкой вдоль вилки, поверх крема, прямо в глаза Софи, и у той голова пошла кругом. – Если уж вам удалось пронять Кальцифера, справиться с королем для вас проще простого.

Софи глядела на чародея, преодолевая головокружение, и молчала. Вот тут, подумала она, самой хочется увильнуть. Софи решила, что теперь уж точно уйдет из замка. С договором Кальцифера ничего не вышло. Хоул надоел ей хуже горькой редьки. Сначала залил все зеленой слизью, потом отчитал ее за то, что Кальцифер сделал совершенно добровольно, а теперь еще и это! Завтра же Софи отправится в Верхние Горки и все расскажет Летти.

Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон

К великому облегчению Софи, на следующее утро Кальцифер полыхал в очаге, свежий и бодрый. Если бы Хоул не сидел у Софи в печенках, она была бы даже тронута, увидев, как рад чародей видеть Кальцифера во здравии.

– А я уж думал, старая головешка, она тебя прикончила, – сказал Хоул, преклонив колена у очага так, что длинные рукава упали прямо в пепел.

– Просто устал, – ответил Кальцифер. – Тяжело тащить замок. Так быстро мне еще не приходилось его гонять.

– И впредь на подобное не поддавайся, – посоветовал Хоул. Он поднялся, грациозно отряхивая серый с алым костюм. – Начни сегодня с этого заклятья, Майкл. А если придут от короля, скажи, что я ушел по срочному личному делу и буду только завтра. Я хочу повидать Летти, но этого ему говорить не нужно. – Он взял гитару и открыл дверь в пасмурный простор над холмами, повернув ручку вниз зеленым.

Там его поджидало Пугало. Стоило Хоулу открыть дверь, и Пугало метнулось наперерез, боднув его в грудь башкой-репой. Дзыннь-пиннь! – горестно взвыла гитара. Софи слабо взвизгнула от ужаса и ухватилась за кресло. Одной рукой-палкой Пугало мотало туда-сюда, пытаясь ухватиться за дверь. Судя по тому, как отчаянно Хоул упирался ногами в порог, было ясно, что наседают на него со страшной силой. Пугало, вне всякого сомнения, преисполнилось решимости проникнуть в замок.

Кальцифер высунул из очага голубое лицо. Майкл остолбенел.

– И правда Пугало! – хором сказали они.

– Да неужели? – пропыхтел Хоул. Он половчее переставил ногу, уперся в косяк и нажал. Пугало мешком отлетело назад и с легким шелестом плюхнулось в вереск в нескольких ярдах поодаль. Оно тут же вскочило на ноги и снова запрыгало к замку. Хоул поспешно положил гитару на порог и выскочил наружу – навстречу Пугалу.

– Не надо, дружище, – сказал он, выставив вперед руку.

Пугало отступило, медленно и осторожно двинувшись в сторону. Когда Хоул остановился, Пугало тоже остановилось, застряв одной ногой в вереске и мотая туда-сюда лохмотьями на руках, словно человек, пытающийся протолкаться сквозь толпу. Эти лохмотья казались глумливой насмешкой над длинными рукавами Хоула.

– Не уйдешь? – спросил Хоул. Рожа-репа медленно повернулась из стороны в сторону. Нет. – Боюсь, придется, – продолжал Хоул. – Ты пугаешь Софи, а если ее напугать, она может таких дров наломать… Если вдуматься, ты и меня тоже напугал. – Хоул поднял руки над головой – с трудом, словно в них была огромная тяжесть. Он выкрикнул непонятное слово, которое заглушил внезапный раскат грома. И тут Пугало поднялось в воздух и полетело прочь. Оно поднималось все выше и уносилось куда-то назад, лохмотья развевались, руки негодующе мотались, выше, выше, дальше – и вот оно превратилось в парящее в небе пятнышко, а потом в исчезающую в облаках точку, а потом и вовсе пропало.

18
Диана Уинн Джонс: Ходячий замок 1
1
Глава первая, в которой Софи беседует со шляпками 1
Глава вторая, в которой Софи вынуждена отправиться на поиски счастья 3
Глава третья, в которой Софи попадает в замок и заключает некую сделку 6
Глава четвертая, в которой Софи обнаруживает несколько странностей 8
Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой 10
Глава шестая, в которой Хоул выражает свои чувства при помощи зеленой слизи 13
Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок 16
Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон 18
Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание 21
Глава десятая, в которой Кальцифер обещает Софи намек 23
Глава одиннадцатая, в которой Хоул в поисках заклятья отправляется в далекую страну 25
Глава двенадцатая, в которой Софи становится старенькой матушкой Хоула 27
Глава тринадцатая, в которой Софи чернит имя Хоула 29
Глава четырнадцатая, в которой придворного мага сваливает простуда 32
Глава пятнадцатая,: в которой Хоул отправляется на похороны, изменив свою внешность до полной неузнаваемости 34
Глава шестнадцатая, в которой много всяческого колдовства 36
Глава семнадцатая, в которой Ходячий замок переезжает 38
Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан 40
Глава девятнадцатая, в которой Софи выражает свои чувства с помощью гербицида 42
Глава двадцатая, в которой Софи становится все труднее покинуть замок 45
Глава двадцать первая, в которой при свидетелях заключается некий договор 48