Ходячий замок (илл. Гозман) | Страница 16 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Голос у чародея был такой несчастный, что Софи невольно пожалела его. А когда она заметила, что высохшие волосы стали и вправду чуть ли не розовыми, то даже почувствовала себя виноватой.

– Таких красивых девушек в этих краях еще не бывало, – горестно продолжал Хоул. – Я люблю ее так преданно, а она презирает мою верность и снисходит к другому. Да как же можно глядеть на кого-то другого – я ведь был к ней так внимателен?! Обычно стоит мне появиться, и всем другим дают отставку…

Сочувствия у Софи резко поубавилось. Ей вдруг пришло в голову, что если уж Хоул способен покрыться зеленой слизью, то уж вернуть себе прежний цвет волос для него проще простого.

– Дали бы девице приворотного зелья, и дело с концом, – пожала она плечами.

– Да как же можно! – возмутился Хоул. – Это игра не по правилам. Все удовольствие насмарку.

Сочувствия у Софи снова поубавилось. Ах вот как, значит, это игра?!

– Да вы хоть разочек подумали о чувствах бедной девушки? – воскликнула она.

Хоул допил молоко и с растроганной улыбкой поглядел в кружку.

– Все время только о них и думаю, – вздохнул он. – Ах, милая, милая Летти Хаттер.

Бац! Сочувствия у Софи не осталось ни на грош. На смену ему пришла тревога. Ой, Марта, ужаснулась Софи. Так, значит, тот, о ком ты говорила, был вовсе не из кондитерской Цезари!

Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок

Лишь необыкновенно сильный приступ ломоты в суставах не позволил Софи отправиться в Маркет-Чиппинг тем же вечером. Портхавенская изморось пробрала ее до костей. Она лежала в своем укромном уголке, кряхтя от боли, и тревожилась за Марту. Может быть, все не так уж плохо, рассуждала она. Надо только сообщить Марте, что тот поклонник, в чувствах к которому она не уверена, и есть не кто иной, как чародей Хоул. Это Марту отпугнет. И надо обязательно объяснить бедной девочке, что самый простой способ отделаться от Хоула – сказать ему, будто его любишь, а потом пригрозить тетушками.

Проснувшись на следующее утро, Софи почувствовала, что коленки у нее по-прежнему скрипят.

– А чтоб ее, эту Болотную Ведьму! – шепотом сказала она трости, собравшись уходить.

Было слышно, как в ванной распевает Хоул – словно у него в жизни не бывало истерики! Софи на цыпочках направилась к двери со всей возможной для нее поспешностью.

Разумеется, Хоул вышел из ванной раньше, чем Софи успела добраться до порога. Софи кисло оглядела его. Чародей был страх какой щеголеватый и полный сил и благоухал яблоневым цветом. В неярком солнечном свете, падавшем из окна, серый с алым костюм ослепительно сверкал, а вокруг волос засиял розоватый ореол.

– Кажется, такой цвет волос мне к лицу, – заметил Хоул.

– Да что вы говорите? – пробурчала Софи.

– И к костюму подходит, – продолжал Хоул. – А у вас, знаете ли, прямо талант к шитью. Вы придали этому костюму шик.

– Гхм, – сказала Софи.

Хоул замер, взявшись за ручку над дверью.

– Вас беспокоит ломота в костях? – поинтересовался он. – Или вы чем-то расстроены?

– Расстроена? – переспросила Софи. – А с чего мне расстраиваться? Кто-то зачем-то залил замок тухлым желе, оглушил весь Портхавен и напугал Кальцифера до того, что от бедняги одни угольки остались! А мне-то чего расстраиваться?

Хоул рассмеялся.

– Приношу свои извинения, – поклонился он, поворачивая ручку вниз красным. – Король хочет видеть меня сегодня. Вероятно, до вечера мне придется протирать подметки во дворце, а потом попробую что-нибудь сделать с вашим ревматизмом. Не забудьте передать Майклу, что заклятье для него я оставил на столе. – Он солнечно улыбнулся Софи и вышел к кингсберийским шпилям.

– И он полагает, будто этим все исчерпывается! – ахнула Софи, когда дверь за чародеем закрылась. Однако солнечная улыбка чародея ее смягчила. – Ну если уж его улыбки и на меня действуют, неудивительно, что Марта сама не знает, чего хочет! – буркнула Софи.

– Подбрось мне полешко перед уходом, – напомнил Кальцифер.

Софи заковыляла к очагу и сунула в него полено. Потом она снова направилась к выходу. Но тут с лестницы ссыпался Майкл, прихватил со стола остатки каравая и бросился к двери.

– Ничего? – спросил он Софи на бегу. Голос у него был взвинченный. – Я принесу свежий. У меня сегодня очень важное дело, но к вечеру вернусь. Если капитан придет за заклинанием попутного ветра, вон оно на том конце стола, там крупно написано. – Он повернул ручку зеленым вниз и спрыгнул на ветреный склон, прижимая горбушку к животу. – Пока! – крикнул он, и замок прополз мимо, а дверь закрылась.

– Вот невезуха! – высказалась Софи. – Слушай, Кальцифер, а как открыть дверь, если никого нет дома?

– Да я тебе открою, – успокоил ее Кальцифер. – И Майклу тоже. Хоул открывает сам.

Значит, если Софи уйдет, никому не придется ночевать на улице. Но на сей раз ее остановил сам Кальцифер.

– Если ты надолго, оставь мне дров, – попросил он. – Положи так, чтобы я мог до них дотянуться.

– Ты что, умеешь сам брать дрова? – поразилась Софи.

Вместо ответа Кальцифер вытянул голубой язык пламени, похожий на руку и даже с зелеными отростками-пальцами на конце. Язык был совсем коротенький и не то чтобы сильный на вид.

– Видала? Могу достать почти до кресла, – похвастался демон.

Софи сложила перед очагом целую поленницу, чтобы Кальциферу было удобно дотянуться хотя бы до верхних дров.

– И не вздумай их зажигать, пока не перенесешь за решетку, – предупредила она и снова направилась к выходу.

Стоило ей дойти до двери, как кто-то постучал.

Ну денек, подумала Софи. Наверное, это капитан. Она взялась за ручку, собираясь повернуть ее вниз синим.

– Нет, это не Портхавен, – сказал Кальцифер. – Но я не знаю…

Должно быть, Майкл что-то забыл, решила Софи, открывая дверь.

На нее уставилась рожа-репа. Пахнуло плесенью. На фоне просторного голубого неба виднелся драный рукав, из которого торчал тупой обрубок палки. Он мотался в воздухе, пытаясь ухватить Софи. Это было Пугало. Оно было из палок и отрепьев, но почему-то ожило и пыталось войти.

– Кальцифер! – завизжала Софи. – Гони!

Камни вокруг двери заскрежетали. Зеленовато-бурая пустошь метнулась назад. Рука-палка стукнула по двери, а потом царапнула стену замка и осталась позади. Пугало замотало второй рукой, словно стараясь уцепиться за кладку. Оно всеми силами стремилось пролезть в замок.

Софи захлопнула дверь. Вот вам еще одно доказательство того, как глупо искать свое счастье, если ты старшая, пронеслось у нее в голове. Это было то самое Пугало, которое она пристроила в кустах по дороге к замку. Она еще над ним подшучивала. А поскольку ее шуточки пробудили в нем нечестивую жизнь, оно притащилось сюда и пыталось своей лапищей ухватить ее за нос. Софи подбежала к окну поглядеть, не собирается ли эта тварь взять замок на абордаж.

Само собой, она не увидела ничего, кроме солнечного дня в Портхавене, дюжины парусов на дюжине мачт над домами напротив и кружащейся в синем небе стаи чаек.

– Все-таки как это сложно – быть в нескольких местах сразу! – сказала Софи черепу на столе.

И тут на Софи навалились сразу все неудобства старческого возраста. Сердце у нее прыгнуло, запнулось и вдруг стало пробивать себе дорогу из груди. Было больно. Софи задрожала, колени у нее подогнулись. Она подумала, что, должно быть, умирает. Софи с трудом добралась до кресла у очага и упала в него, задыхаясь и держась за грудь.

– Что с тобой? – поинтересовался Кальцифер.

– Сердце. Там за дверью было Пугало! – пропыхтела Софи.

– А какая связь между Пугалом и твоим сердцем? – уточнил Кальцифер.

– Это Пугало хотело сюда залезть. Я ужасно испугалась. А сердце… Да ничего ты не поймешь, глупый молоденький демон! – простонала Софи. – У тебя-то нет сердца!

– Еще как есть, – гордо заявил Кальцифер – так же гордо он недавно демонстрировал руку. – Внизу, под поленьями, там, где сияет. И нечего называть меня молоденьким. Я старше тебя лет этак на миллион! Ну что, можно притормозить замок?

– Только если Пугала там нет, – ответила Софи. – Ну как, отстало?

– Не знаю, – сварливо отозвался Кальцифер. – Оно же не из плоти и крови, а наружу мне не выглянуть, я же тебе говорил.

Софи тяжело поднялась и потащилась к выходу. Ей было нехорошо. Она медленно и осторожно приоткрыла дверь. Мимо так и летели зеленые откосы, скалы и лиловые склоны, отчего у нее голова закружилась, но она ухватилась за косяк и высунулась наружу – взглянуть вдоль стены на пустошь позади. Пугало скакало ярдах в пятидесяти. Оно перепрыгивало с одной вересковой кочки на другую с этакой зловещей отвагой, растопырив руки-палки, чтобы удерживать равновесие на склоне. Софи успела увидеть, что Пугало понемногу отстает. Бежало оно медленно, однако останавливаться не собиралось. Софи захлопнула дверь.

16
Диана Уинн Джонс: Ходячий замок 1
1
Глава первая, в которой Софи беседует со шляпками 1
Глава вторая, в которой Софи вынуждена отправиться на поиски счастья 3
Глава третья, в которой Софи попадает в замок и заключает некую сделку 6
Глава четвертая, в которой Софи обнаруживает несколько странностей 8
Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой 10
Глава шестая, в которой Хоул выражает свои чувства при помощи зеленой слизи 13
Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок 16
Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон 18
Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание 21
Глава десятая, в которой Кальцифер обещает Софи намек 23
Глава одиннадцатая, в которой Хоул в поисках заклятья отправляется в далекую страну 25
Глава двенадцатая, в которой Софи становится старенькой матушкой Хоула 27
Глава тринадцатая, в которой Софи чернит имя Хоула 29
Глава четырнадцатая, в которой придворного мага сваливает простуда 32
Глава пятнадцатая,: в которой Хоул отправляется на похороны, изменив свою внешность до полной неузнаваемости 34
Глава шестнадцатая, в которой много всяческого колдовства 36
Глава семнадцатая, в которой Ходячий замок переезжает 38
Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан 40
Глава девятнадцатая, в которой Софи выражает свои чувства с помощью гербицида 42
Глава двадцатая, в которой Софи становится все труднее покинуть замок 45
Глава двадцать первая, в которой при свидетелях заключается некий договор 48