Ходячий замок (илл. Гозман) | Страница 10 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

– Вот спасибо, – сказала Софи и пришлепнула зеленый круг тяжелой сковородкой, чтобы Кальциферу не вздумалось снова подняться.

– Чтоб у тебя весь бекон пригорел, – пропыхтел под сковородкой Кальцифер.

Софи нарезала бекон. Сковородка была что надо – гладкая и прогревалась отлично. Бекон зашипел, и Софи пришлось обернуть руку юбкой, чтобы не обжечься. Дверь открылась, но из-за шипения Софи этого не расслышала.

– Не дури! – напомнила она Кальциферу. – И гори, пожалуйста, ровно, мне еще надо яйца разбить.

– А, Хоул, доброе утро, – убитым голосом произнес Майкл.

При этих словах Софи повернулась, – возможно, не без лишней спешки. Она уставилась на вошедшего. Высокий молодой парень в элегантнейшем голубом с серебром костюме замер, не успев поставить в угол гитару. Он отбросил светлые волосы с любопытных льдисто-зеленых глаз и в свою очередь уставился на Софи. На узком треугольном лице появилось озадаченное выражение.

– Извините, а кто вы, собственно, такая? – поинтересовался Хоул. – Где я вас раньше видел?

– Вы меня не знаете, – уверенно соврала Софи.

В конце концов, первая и единственная ее встреча с Хоулом была такой короткой, что он едва успел назвать собеседницу серой мышкой. Софи следовало бы поблагодарить судьбу, что тогда ей удалось так запросто унести ноги, однако сейчас, по правде говоря, ее занимала лишь одна мысль. Небеса милосердные, удивилась Софи. Да этот чародей Хоул при всей своей злобности – сущее дитя едва за двадцать! Да, быть старой – совсем другое дело, думала она, переворачивая бекон на сковородке. И Софи под страхом смерти не рассказала бы этому расфуфыренному юнцу, что она-то и была той девушкой, которую он пожалел на Майском празднике. Сердца и души тут ни при чем. Хоул ничего не узнает.

– Говорит, ее зовут Софи, – пояснил Майкл. – Вот пришла ночью.

– А как ей удалось заставить Кальцифера нагнуться? – спросил Хоул.

– Так нажала – просто деваться было некуда! – жалобно пропыхтел Кальцифер из-под сковородки.

– Это немногим по плечу, – задумчиво заметил Хоул. Он наконец утвердил гитару в углу, подошел к очагу, отодвинул Софи в сторону, и аромат бекона смешался с ароматом гиацинтов. – Кальцифер не любит, когда на нем готовит кто-то, кроме меня, – сообщил он, оборачивая ладонь длинным хвостом рукава, чтобы ухватиться за ручку сковородки. – Будьте любезны, передайте сюда еще два ломтика бекона и шесть яиц и расскажите, что вы здесь делаете.

Софи глядела на голубой самоцвет у Хоула в ухе и передавала ему яйца по одному.

– Что я здесь делаю, молодой человек? – переспросила она. После всего, что она видела в замке, ответ напрашивался сам собой. – Да я же ваша новая уборщица.

– Неужели? – удивился Хоул, одной рукой разбивая яйца и бросая скорлупу в огонь, где Кальцифер пожирал их, урча и чавкая. – А кто вам это сказал?

– Я, – отозвалась Софи и благочестиво добавила: – Навести чистоту в вашем доме мне по силам, однако очистить вас от скверны я не могу.

– Хоул вовсе не скверный, – возразил Майкл.

– Еще какой скверный! – напустился на него Хоул. – Ты, Майкл, забываешь даже о том, как невероятно скверно я себя веду непосредственно в данный момент! – И он дернул подбородком в сторону Софи. – Что ж, если вам, сударыня, так уж хочется быть полезной, разыщите ножи и вилки и расчистите стол.

Под столом отыскались высокие табуреты. Майкл принялся выволакивать их оттуда и расставлять вокруг стола и разгребать всякий хлам, чтобы освободить местечко для ножей и вилок, которые он вытащил из ящика в столе. Софи пошла ему помогать. Само собой, Хоул вовсе не должен был ей радоваться, но пока он даже не намекнул, что ей можно остаться после завтрака. Поскольку особой помощи Майклу, похоже, не требовалось, Софи зашаркала к трости и медленно и нарочито аккуратно установила ее в кладовку для метел. Когда и это не привлекло внимания Хоула, она провозгласила:

– Если хотите, можете назначить мне испытательный срок на месяц.

Хоул не ответил ничего, кроме «Майкл, тарелки, пожалуйста», и поднялся, держа в руках дымящуюся сковородку. Кальцифер поскорее разогнулся, взревев от облегчения и выпустив целый сноп искр.

Софи предприняла новую попытку припереть чародея к стенке.

– Если мне придется целый месяц все тут убирать, – заявила она, – так покажите мне остальной замок. Я тут нашла только эту комнату и ванную.

К ее изумлению, и Майкл, и Хоул хором расхохотались.

Только под самый конец завтрака Софи поняла, отчего они смеялись. Хоула просто невозможно было припереть к стене. Судя по всему, он вообще не любил отвечать на вопросы. Софи отстала от него и спросила Майкла.

– Объясни ей, – велел Хоул. – Может, умолкнет наконец.

– Никакого замка нет, – сказал Майкл. – Только эта комната и две спальни наверху.

– Что?! – поразилась Софи.

Хоул с Майклом снова расхохотались.

– Замок изобрели Хоул и Кальцифер, – стал рассказывать Майкл. – И держится он благодаря Кальциферу. А это все – старый домик Хоула в Портхавене, и только тут он настоящий.

– Но ведь Портхавен у самого моря, до него отсюда мили и мили! – ахнула Софи. – Мне это не нравится! Зачем тогда ваш огромный страшный замок ползает по холмам и до смерти пугает народ в Маркет-Чиппинге?

Хоул пожал плечами:

– Какая вы, однако, непосредственная старушка! Что ж. Я достиг той ступени карьеры, когда вынужден производить должное впечатление как могуществом, так и злобностью. Заставить короля думать обо мне хорошо я не в состоянии. А в прошлом году мне случилось обидеть одну очень могущественную особу, и теперь мне нужно держаться подальше от них обоих.

Занятный способ избегать кого бы то ни было; однако Софи решила, что у чародеев, видимо, представления о секретности совсем не те, что у простых людей. Вскоре она обнаружила, что у замка есть и другие особенности. Все поели, Майкл принялся сгружать тарелки в грязный таз у стола, и тут раздался громкий гулкий стук в дверь.

Кальцифер так и вспыхнул:

– Кингсберийская дверь!

Хоул, направившийся было в ванную, повернулся к двери. В притолоку была вделана квадратная деревянная ручка, у каждой из четырех сторон которой стояла пометка краской. Сейчас ручка была повернута вниз зеленым, однако Хоул, прежде чем открыть на стук, повернул ее вниз красным.

Снаружи стоял некто в громоздком белом парике и нахлобученной поверх парика широкополой шляпе. Одет он был в пурпур, золото и киноварь и держал перед собой жезл, увитый лентами, словно младший братишка майского шеста. Некто поклонился. В комнату хлынул аромат гвоздики и флердоранжа.

– Его величество король изволит приветствовать вас и приказал передать вам плату за две тысячи пар семимильных сапог! – отчеканил некто.

За его спиной Софи успела уловить очертания кареты, которая стояла на улице, сплошь застроенной пышными особняками с раскрашенными рельефами, а в отдалении виднелись башни, шпили и купола такого великолепия, какого Софи и представить себе не могла. Ей было ужасно жалко, что посмотреть ей удалось самую чуточку – всего-то ту капелюшечку времени, которая потребовалась посланцу у порога, чтобы извлечь огромный шелковый позвякивающий кошель, а Хоулу – чтобы принять кошель, раскланяться и закрыть дверь. Хоул повернул квадратную ручку на место – зеленой меткой вниз – и запихнул кошель в карман. Софи заметила, что Майкл не отрывал от кошеля встревоженного взгляда.

Затем Хоул, не мешкая, отправился в ванную, крикнув на ходу: «Кальцифер, горячей воды!» И после этого он долго-долго не показывался.

Софи не смогла совладать с любопытством.

– А кто это был там, за дверью? – спросила она у Майкла. – То есть где это было?

– Эта дверь открывается в Кингсбери, – объяснил Майкл. – Там живет король. Наверное, этот человек был служащий лорд-канцлера. И очень зря он отдал деньги Хоулу, – встревоженно добавил мальчик, обращаясь к Кальциферу.

– А Хоул разрешит мне тут пожить? – спросила Софи.

– Если разрешит, никогда больше не пытайтесь припереть его к стенке, – посоветовал Майкл. – Он этого страх как не любит.

Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой

Софи решила, что единственная ее надежда – это убедить Хоула, будто она превосходная уборщица, истинное сокровище. Поэтому она спрятала легкие белые волосы под какой-то старой тряпкой, закатала рукава на тощих старых руках и обернула вокруг пояса старую скатерть из кладовки с метлами – получился передник. Думать о том, что убрать надо будет всего в четырех комнатах, а не в целом замке, было утешительно. Софи вооружилась метлой и ведром и принялась за работу.

10
Диана Уинн Джонс: Ходячий замок 1
1
Глава первая, в которой Софи беседует со шляпками 1
Глава вторая, в которой Софи вынуждена отправиться на поиски счастья 3
Глава третья, в которой Софи попадает в замок и заключает некую сделку 6
Глава четвертая, в которой Софи обнаруживает несколько странностей 8
Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой 10
Глава шестая, в которой Хоул выражает свои чувства при помощи зеленой слизи 13
Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок 16
Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон 18
Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание 21
Глава десятая, в которой Кальцифер обещает Софи намек 23
Глава одиннадцатая, в которой Хоул в поисках заклятья отправляется в далекую страну 25
Глава двенадцатая, в которой Софи становится старенькой матушкой Хоула 27
Глава тринадцатая, в которой Софи чернит имя Хоула 29
Глава четырнадцатая, в которой придворного мага сваливает простуда 32
Глава пятнадцатая,: в которой Хоул отправляется на похороны, изменив свою внешность до полной неузнаваемости 34
Глава шестнадцатая, в которой много всяческого колдовства 36
Глава семнадцатая, в которой Ходячий замок переезжает 38
Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан 40
Глава девятнадцатая, в которой Софи выражает свои чувства с помощью гербицида 42
Глава двадцатая, в которой Софи становится все труднее покинуть замок 45
Глава двадцать первая, в которой при свидетелях заключается некий договор 48