Ходячий замок (илл. Гозман) | Страница 28 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

– Да, кстати, – вспомнил Хоул. – Миссис Пентстеммон будет называть вас миссис Пендрагон. Здесь меня знают как Пендрагона.

– Почему? – удивилась Софи.

– Для маскировки, – ответил Хоул. – Пендрагон – это очень красиво, гораздо лучше, чем Дженкинс.

– Меня моя простая фамилия вполне устраивает, – пожала плечами Софи, сворачивая наконец в узенькую тенистую улочку.

– Хаттер – это ведь значит «шляпник»? – уточнил Майкл.

– Не всем же быть безумными шляпниками, – криво усмехнулся Хоул.

Дом миссис Пентстеммон был высокий и красивый. Он находился в самом конце узкой улочки. По обе стороны от изящного крыльца стояли апельсиновые деревца в кадках. Дверь открыл пожилой дворецкий в черной бархатной ливрее. Он провел их по черно-белому шахматному мраморному полу передней, где было восхитительно прохладно. Майкл украдкой вытер потное лицо рукавом. Хоул, которому, похоже, никогда не бывало жарко, обращался с дворецким как со старым приятелем и обменивался с ним шуточками.

Дворецкий передал их пажу в красном бархате. Паж повел гостей по полированным ступеням так церемонно, что Софи начала понимать, почему это хорошая разминка перед визитом к королю. Она чувствовала себя словно во дворце. Когда паж впустил их в гостиную с опущенными шторами, Софи решила, что и дворцы не бывают такими элегантными. В этой комнате все было белое, голубое и золотое, а также маленькое и изящное. Но изящнее всего оказалась сама миссис Пентстеммон. Она была высокая и тонкая и сидела прямо-прямо в голубом кресле с золотой вышивкой, одной рукой в золотой нитяной митенке твердо опираясь на трость с золотым набалдашником. Платье на ней было шелковое, цвета тусклого золота, фасона строгого и старомодного, а сухопарое ястребиное лицо широким полукругом венчал старинный золотой головной убор, изрядно напоминавший корону. Таких элегантных и страшных дам Софи еще никогда не видела.

– Ах, мой милый Хоуэлл, – произнесла дама, протягивая золотую митенку.

Хоул поклонился и поцеловал митенку – несомненно, именно этого от него и ждали. Он поклонился очень грациозно, однако общее впечатление было напрочь испорчено тем, что свободной рукой Хоул делал за спиной яростные знаки Майклу – отойди, мол! Майкл не сразу сообразил, что должен был остаться у входа, рядом с пажом. Он поспешно попятился, радуясь возможности оказаться подальше от миссис Пентстеммон.

– Миссис Пентстеммон, позвольте представить вам мою старенькую матушку, – сказал Хоул, поманив Софи поближе. Поскольку Софи чувствовала то же, что и Майкл, Хоулу пришлось снова сделать яростный знак.

– В восторге. В восхищении, – пропела миссис Пентстеммон, протягивая Софи золотую митенку. Неизвестно, ожидала ли миссис Пентстеммон, что Софи тоже поцелует ей руку, но Софи все равно не смогла бы себя заставить это сделать. Вместо поцелуя она просто коснулась митенки пальцами. На ощупь рука миссис Пентстеммон была как старый холодный коготь. Почувствовав этот холод, Софи страшно удивилась, что миссис Пентстеммон вообще жива.

– Простите, что не встаю, миссис Пендрагон, – сказала миссис Пентстеммон. – Здоровье уже не то. Поэтому мне и пришлось три года назад оставить педагогическое поприще. Соблаговолите садиться.

Стараясь не трястись от страха, Софи царственно уселась в вышитое кресло напротив миссис Пентстеммон, опираясь на трость и от души надеясь, что у нее это выходит не менее грациозно.

Хоул изящно расположился в соседнем кресле. Вид у него был ну совсем как дома, и Софи ему позавидовала.

– Мне восемьдесят семь, – объявила миссис Пентстеммон. – А вам, миссис Пендрагон?

– Девяносто, – ответила Софи, потому что это было первое солидное число, которое пришло ей в голову.

– Так много? – поразилась миссис Пентстеммон, и в ее голосе послышалась легкая царственная зависть. – Что ж, вы счастливица – сохранить такую подвижность…

– О да, подвижность у нее что надо, – согласился Хоул. – Просто никакого удержу…

Миссис Пентстеммон наградила его таким взглядом, что Софи сразу поняла – в роли учительницы она не менее свирепа, чем мисс Ангориан.

– Хоуэлл, я беседую с вашей матушкой, – напомнила она. – Осмелюсь предположить, что она гордится вами не меньше, чем я. Мы – две пожилые дамы, приложившие руку к вашему воспитанию. Если можно так выразиться, вы – наше совместное творение.

– То есть вы полагаете, что самостоятельно я ничего не добился? – уточнил Хоул. – Вы отказываете мне в малейшем достижении?

– Достижений у вас предостаточно, и не все мне по душе, – отвечала миссис Пентстеммон. – Но вы же не захотите сидеть здесь с нами и слушать, как вас обсуждают. Вы наверняка предпочтете спуститься на террасу, взяв с собою и вашего пажа, а Ханч принесет вам прохладительных напитков. Ступайте.

Если бы Софи не колотило от страха, она бы расхохоталась – такое у Хоула стало лицо. Подобного поворота событий он явно не ожидал. Тем не менее Хоул поднялся, едва заметно пожав плечами и скорчив Софи предостерегающую гримасу, и удалился, прихватив Майкла. Миссис Пентстеммон лишь слегка повернула им вслед окостенелую шею. Затем она кивнула пажу, и он тоже выскочил прочь. Затем миссис Пентстеммон повернулась обратно к Софи, и Софи заколотило еще пуще.

– Черные волосы ему больше к лицу, – объявила миссис Пентстеммон. – Мальчика тянет на пути зла.

– Кого? Майкла? – удивилась Софи.

– Да нет же, не прислужника, – поморщилась миссис Пентстеммон. – Не думаю, что у него достаточно сообразительности, чтобы привлечь мое внимание. Я говорю о Хоуэлле, миссис Пендрагон.

– А, – только и произнесла Софи, недоумевая, почему миссис Пентстеммон сказала «тянет». С ее точки зрения, Хоул уже давным-давно знал пути зла как свои пять пальцев.

– А его наружность! – продолжала миссис Пентстеммон. – Его наряды!

– Он всегда очень внимателен к собственной внешности, – заметила Софи, поражаясь, как это ей удалось сообщить об этом без всякого раздражения.

– И всегда таким был, – кивнула миссис Пентстеммон. – Я также забочусь о собственной внешности и не вижу в этом ничего дурного. Но зачем же он разгуливает в заговоренном костюме? Это приворотный заговор поразительной силы, превосходно, надо признать, наложенный, даже мой опытный взгляд едва его распознал, поскольку чары вшиты прямо в швы. Редкая женщина устоит против подобного приворота. А это признак определенной склонности к темным искусствам, склонности, которая, несомненно, беспокоит вас как мать, миссис Пендрагон.

Софи встревоженно подумала о сером с алым костюме. Когда она зашивала разошедшиеся швы, то ничего особенного не заметила. Однако миссис Пентстеммон была опытной колдуньей, а Софи всего-навсего опытной швеей.

Миссис Пентстеммон положила обе руки в митенках на набалдашник трости и изогнула окостенелую спину так, чтобы направить свой пронзительный натренированный взгляд прямо в глаза Софи. Софи нервничала и смущалась все больше и больше.

– Моя жизнь близится к концу, – продолжала миссис Пентстеммон. – Я уже некоторое время чувствую, как ко мне подкрадывается смерть.

– Ну что вы, не может быть, – пролепетала Софи, стараясь, чтобы ее голос звучал утешительно. Однако если на тебя смотрит кто-то вроде миссис Пентстеммон, заставить свой голос звучать как бы то ни было несколько трудновато.

– Заверяю вас, это так, – возразила миссис Пентстеммон. – Именно поэтому мне так не терпелось встретиться с вами, миссис Пендрагон. Видите ли, Хоуэлл – мой последний ученик и, несомненно, лучший. Когда он прибыл ко мне из какой-то далекой страны, я уже готовилась удалиться от дел. Я была уверена, что сделала в жизни все возможное, воспитав Бенджамина Салливана – которого вы, вероятно, знаете под именем кудесника Салимана, мир его праху! – и обеспечив ему пост придворного мага. Какое странное совпадение – он прибыл из той же страны, что и Хоуэлл… И тут появился Хоуэлл, и я с первого взгляда обнаружила, что у него вдвое больше воображения и вдвое больше способностей, и хотя, увы, характер у него сложный, я была уверена, что он станет служить силам добра. Добра, миссис Пендрагон. А что же теперь?!

– А что? – туповато повторила Софи.

– С ним что-то произошло. – Миссис Пентстеммон проницательно поглядела на Софи. – И перед смертью я намерена это уладить.

28
Диана Уинн Джонс: Ходячий замок 1
1
Глава первая, в которой Софи беседует со шляпками 1
Глава вторая, в которой Софи вынуждена отправиться на поиски счастья 3
Глава третья, в которой Софи попадает в замок и заключает некую сделку 6
Глава четвертая, в которой Софи обнаруживает несколько странностей 8
Глава пятая, перенасыщенная всяческой уборкой 10
Глава шестая, в которой Хоул выражает свои чувства при помощи зеленой слизи 13
Глава седьмая, в которой Пугало не дает Софи покинуть замок 16
Глава восьмая, в которой Софи уходит из замка сразу на несколько сторон 18
Глава девятая, в которой у Майкла не ладится заклинание 21
Глава десятая, в которой Кальцифер обещает Софи намек 23
Глава одиннадцатая, в которой Хоул в поисках заклятья отправляется в далекую страну 25
Глава двенадцатая, в которой Софи становится старенькой матушкой Хоула 27
Глава тринадцатая, в которой Софи чернит имя Хоула 29
Глава четырнадцатая, в которой придворного мага сваливает простуда 32
Глава пятнадцатая,: в которой Хоул отправляется на похороны, изменив свою внешность до полной неузнаваемости 34
Глава шестнадцатая, в которой много всяческого колдовства 36
Глава семнадцатая, в которой Ходячий замок переезжает 38
Глава восемнадцатая, в которой снова появляются Пугало и мисс Ангориан 40
Глава девятнадцатая, в которой Софи выражает свои чувства с помощью гербицида 42
Глава двадцатая, в которой Софи становится все труднее покинуть замок 45
Глава двадцать первая, в которой при свидетелях заключается некий договор 48