Пчела Майя и ее приключения | Страница 4 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Люди едят стрекоз?

— Нет, нет! — успокоительно произнесла Шнук. — Люди вовсе не питаются стрекозами. Ho время от времени людьми овладевает страшное желание убивать, зачем — непонятно! Вы, наверное, не поверите, но случается, что люди-мальчишки, поймав стрекозу, отрывают ей крылья просто так, ради собственного удовольствия! Ho я вижу, вы мне не верите?

— Конечно, не верю! — возмутилась Майя.

Шнук повела своими сверкающими плечами и понурилась, словно вспомнила какое-то мучительное переживание.

— Мне тяжело говорить об этом! — лицо стрекозы выразило страдание. — Ho слушайте: у меня был брат. Он подавал большие надежды. Ho, к сожалению, был немного легкомыслен и чересчур любопытен. И BOT однажды он попался мальчишке, который подкараулил его с сетью, закрепленной на палке. Такую сеть они называют сачком. Ho скажите, кому из нас пришло бы в голову изобрести такое ужасное оружие?

— Мне — никогда!

— Мальчишка обвязал моего брата толстой черной ниткой, так что бедный мой брат не мог спастись бегством. Каждый раз, когда ему казалось, что он наконец-то может взлете ть нитка натягивалась и брат снова оказывался во власти человека!

— Невероятно! — с горечью шептала Майя.

— Я никогда не забуду ужасную гибель брата! — Шнук тяжело вздохнула. — Целыми днями я думаю о нем, а ночью вижу во сне. Человек долго таскал с собой моего бедного брата, пока тот не испустил дух!

— Ho отчего же он умер? — с искренним сочувствием спросила пчела.

Шнук горько заплакала и потому ответила не сразу.

— Мальчишка сунул его в карман! Кто бы мог вынести это?!

— Карман? Что это такое? — Майя совсем приуныла. Она узнала столько нового и страшного, что едва дышала.

— Карман, — объяснила Шнук, — это такая кладовая, прилепленная к наружной коже человека. О, если бы вы знали, что может находиться в кармане! B каком ужасном обществе прошли последние минуты жизни моего брата! Нет, вам не понять, что такое карман…

— He понять! — согласилась Майя. — A что же бывает в кармане? Может быть, мед?

— 0 нет! — горестно воскликнула Шнук. — Мед в карманах встречается крайне редко. Ho слушайте, вот что было в кармане: лягушка, перочинный ножик и морковка!

— Ужас! — прошептала Майя. — A что такое перочинный ножик?

— Это одна из разновидностей искусственного жала. Природа не дала человеку настоя-Щего жала, вот он и мастерит себе искусственные! Лягушка была при смерти: ей выкололи глаз, сломали лапку и вывернули челюсть. Ho при виде моего брата она очнулась и с трудом проквакала:

— Дайте мне только поправиться, и я сразу слопаю эту стрекозу!

Она уставилась на несчастного своим единственным глазом. Этот страшный взгляд в сумраке темницы ужасно подействовал на моего брата. Он лишился чувств, а придя в себя, ощутил раскачивание кармана и обнаружил, что плотно прижат к лягушке, так что одно его крыло прямо-таки прилипло к ее холодному туловищу. У меня не хватает слов!

— Ho… откуда вы все это узнали?

— Когда мальчишка проголодался и вынул морковь из кармана, он выбросил на землю и моего брата, и лягушку. Я нашла их рядом в траве, когда прилетела, услышав, как брат зовет на помощь. Я появилась вовремя. Он рассказал мне все, обнял и поцеловал на прощание. Смерть он встретил спокойно, без единой жалобы, как истинный юный герой. Я закрыла ему глаза, покрыла его тело дубовыми листьями и украсила дорогую могилу полевым васильком. «Спи спокойно!»> — воскликнула я и полетела навстречу тихому летнему вечеру, и два алых закатных солнца провожали меня: одно — на небе, другое — в воде. Должно быть, не было на земле в тот вечер другого такого печального и торжественного существа, как я! A вам случалось переживать нечто подобное? Надеюсь, вы мне как-нибудь расскажете…

— Нет! — ответила Майя. — До сих пор у меня в жизни не случалось ничего печального!

— Что ж, будьте благодарны судьбе! — Шнук казалась немного разочарованной.

Пчелка спросила о лягушке.

— Лягушка? Думаю, она умерла, впрочем, так ей и надо! Я видела, что она пытается убежать, но ведь у нее не хватало одной лапы и одного глаза, и она все вертелась по кругу. Это было очень смешно. «Надеюсь, аист скоро найдет тебя!» — пожелала я ей, прежде чем улететь.

— Бедная лягушка, — грустно сказала маленькая Майя.

— Прошу вас! — возмущенно воскликнула стрекоза. — Вы заходите слишком далеко. Чтобы насекомое жалело лягушку! Как мало вы знаете о жизни!

— Конечно! Ho это так тяжко — чужие страдания…

— Это все оттого, что вы слишком молоды, — утешила стрекоза Майю.

— C возрастом пройдет. Ho здесь становится прохладно, я полечу на солнце. Прощайте!

Раздались уже знакомые Майе звуки, и стрекозиные крылья засверкали тысячами оттенков, как проточная вода или драгоценные камни. Стрекоза скрылась из виду, и вскоре Майя услышала ее песню. Эта протяжная песенка наполнила сердце маленькой пчелки одновременно и радостью, и печалью.

Ax, прекрасный светлый луч показался из-за туч, заблестела речка. Бьется в стройных тростниках, в тростниковых стебельках лилии сердечко! Так прекрасен мир окрест, так прекрасен крыльев блеск, небо так прекрасно! Жизнь моя так коротка, но течет, течет река весело и ясно!

— Слушай песенку стрекозы! — сказала белая бабочка подружке. Две бабочки пролетели совсем рядом с Майей. Маленькая пчела тоже раскрыла крылышки и полетела, тихим жужжанием прощаясь с серебристой поверхностью лесного озера.

ИФИ И КУРТ

Ha другое утро Майя проснулась в чашечке голубого колокольчика и вдруг почувствовала, что воздух наполнен нежным легким движением, цветок чуть покачивался, что-то слегка касалось его. B раскрытую чашечку хлынул влажный запах травы и земли. И было очень холодно.

Майя собрала немного пыльцы с желтых тычинок, почистилась и осторожно выглянула. Шел дождь. Мягкий, прохладный, он моросил и все вокруг покрывал тысячами светлых прозрачных жемчужинок. Они скатывались по листьям, цветам и стебелькам, капали в траву и освежали землю.

Майя очень удивилась, она не знала, что бывает такое. Это был первый в ее жизни дождь. Он очень ей понравился и дал какое-то совсем неожиданное чувство счастья. Ho, вспомнив совет Кассандры — никогда не вылетать в дождливую погоду, пчелка обеспокоилась; она поняла, что ей будет трудно пасправить крылышки, а холод был ей просто неприятен. Майя затосковала о вчерашнем солнечном блеске: как было хорошо, как весело и беззаботно!

Раннее утро разбудило всех обитателей травы. Сидя в чашечке колокольчика, Майя наблюдала пробуждение чужой жизни. Это оказалось так интересно — она даже позабыла начавшую было одолевать ее тоску по родному улью. Очень забавно: сидишь наверху, и никто тебя не видит, зато ты видишь всех.

И все-таки мысли маленькой пчелы снова невольно обратились к далекому дому. Сейчас пчелы, наверное, чинят соты или кормят маленьких личинок. Когда снаружи идет дождь, в улье так спокойно и приятно! Только иногда выглядывают наблюдатели, чтобы определить направление ветра, посмотреть, перестало ли моросить. Царица обходит свое царство, медленно перебираясь с этажа на этаж, она все проверяет, кого-то похвалит, кого-то побранит; то там, то тут снесет яичко, и все чувствуют себя счастливыми от ее царского присутствия. Какую радость доставляет ее добрый взгляд или похвальное слово! Иногда она дружески гладит по головке молодую пчелу, совсем недавно начавшую свою рабочую жизнь, расспрашивает ее внимательно о ее переживаниях.

Нет, какое это счастье — жить в кругу своих родных пчел, знать, что они тебя уважают и готовы защитить! Здесь, в одиночестве, Майя всегда готова к опасности. A если дождь не перестанет, что же она будет есть? B колокольчике нет нектара, а пыльца так быстро опадает… Впервые за время своих странствий она поняла, как нужно ей солнце! Если бы не было солнца, никто не позволил бы себе никакой беззаботности, все стали бы очень серьезными! Ho едва Майя вспомнила о солнце, как сердечко ее снова наполнилось радостью и потаенной гордостью: ведь она не побоялась жить совсем одна! Сколько она уже успела увидеть и пережить! A другие и понятия не имеют обо всем этом, хотя прожили долгую пчелиную жизнь. Нет, жизненный опыт — это драгоценность, ради которой стоит рискнуть!

4