Русские народные сказки | Страница 29 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

А все, кто был на пиру, как услышали царевнины слова, – пить, есть перестали, уставились на Ивана да меньшую царскую дочь, глядят, молчат.

Царь из-за стола выскочил:

– Век тому не бывать!

– А помнишь ли, царское величество, – Иван говорит, – когда я на работу рядился, у нас уговор был: коли не управлюсь с делом – моя голова с плеч, а коли выращу яблоки в три дня – сулил ты мне все, чего я захочу. Яблоки я вырастил и одной только награды прошу: отдай за меня Наталью-царевну!

Царь руками замахал, ногами затопал:

– Ах ты, невежа, безродный пес! Как у тебя язык повернулся этакие слова сказать!

Тут царевна отцу, матери поклонилась:

– Я сама доброго молодца выбрала и ни за кого иного замуж не пойду.

Царь пуще расходился, зашумел:

– Была ты мне любимая дочь, а после твоих глупых речей я тебя знать не знаю! Уходи со своим уродом из моего царства куда знаешь, чтобы глаза мои не видали!

Царица слезами залилась:

– Ох, отсекла нам голову! От этакого позору и в могиле не ухоронишься!

Поплакала, попричитала, а потом стала царя уговаривать:

– Царь-государь, смени гнев на милость! Ведь хоть дура, да дочь, чего станешь делать. Не изгоняй из царства. Отведи где-нибудь местишко. Пусть там живут. Пусть они на твои царские очи не смеют показываться, а я знать всегда буду, жива ли она!

Царь тем слезам внял, смилостивился:

– Вот пусть в старой избенке в нашем заповедном лесу живут… в стольный град и не показывайтесь!

Выгнал царь Наталью-царевну да Ивана, а старшую и среднюю дочь выдал замуж честь честью. Свадьбы сыграли, и после свадебных пиров и столованья царь отписал старшим зятьям полцарства. Царевич да королевич со своими женами в царских теремах поселились. Живут припеваючи, в пирах да в веселье время ведут.

А Иван лесную избушку починил, небольшую делянку в лесу вырубил, пенья, коренья выкорчевал и хлеб посеял. Живут с молодой женой, от своих рук кормятся, в город не показываются.

Много ли, мало ли времени прошло, – нежданнонегаданно беда стряслась: постигла царство великая невзгода. Прискакал гонец, печальную весть принес:

– Царь-государь, иноземный король границу перешел, и войска у него видимо-невидимо! Три города с пригородками и много сел с приселками пожег, попалил головней покатил: всю нашу заставу побил-повоевал.

Царь сидел на лежанке и, как услышал те слова, так и обмер. Ерзает на кирпичах, а с места сойти не может. Потом очнулся:

– Подайте корону и скличьте зятьев да ближних бояр!

Пришли зятья с боярами, поклонились. Царь корону поправил, приосанился:

– Король Гвидон с несметными войсками на нас идет. Собирайте рать-силу, ступайте навстречу неприятелю, царство мое защищать.

Зять-царевич да зять-королевич похваляются:

– Не тревожь себя, царь-государь, мы тебя не покинем! Гвидоново войско разобьем и самого Гвидона в колодках к тебе приведем.

Собрали полки, в поход пошли. Царь велел шестерик самолучших коней в карету запрячь и поехал вслед за войском:

– Хоть издали погляжу, каковы в ратном деле мои наследники.

Долго ли, коротко ли ехал, – выехала карета на пригорок, и видно стало в подзорную трубу: неприятельские войска вдали стоят. Замерло сердце у царя: глазом не окинуть Гвидонову рать, соколу в три дня не облететь. Куда ни погляди – везде Гвидоновы полчища, черным-черно в степи.

Глядит царь в подзорную трубу и видит: ездит неприятельский богатырь, похваляется, кличет себе поединщика, над царевыми войсками насмехается. Никто ему ответа не дает. Царевич с королевичем за бояр хоронятся, а бояре прочь да подальше пятятся. За кусты да в лес попрятались, одних ратников на поле оставили.

В ту пору дошла до Ивана весть: войска в поход ушли. Выбежал он в чистое поле, в широкое раздолье, свистнул посвистом молодецким, гаркнул голосом богатырским:

– Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

На тот крик бежит конь со всеми доспехами богатырскими. У коня изо рта огонь-пламя пышет, из ушей дым столбом валит, из ноздрей искры сыплются; хвост на три сажени расстилается, грива до копыт легла. Иван коня седлал. Накладывал сперва потники, на потники клал войлоки, на войлоки седельце казацкое; шелковые подпруги крепко-накрепко затягивал, золотые пряжки застегивал. Все не ради красы, а ради крепости: как ведь шелк-то не рвется, булат не гнется, а красное золото не ржавеет.

На себя надел доспехи богатырские, вскочил в седло и ударил коня по крутым бедрам. Его добрый конь пошел скакать. Из-под копыт комья земли с печь летят, в ископыти подземные ключи кипят.

Будто сокол, налетел Иван на Гвидоново войско и увидал в чистом поле могучего богатыря иноземного. Закричал громким голосом, как в трубу заиграл. От такого крику молодецкого деревья в лесу зашатались, вершинами к земле приклонились.

Засмеялся чужой богатырь:

– Нечего сказать, нашли поединщика! На ладонь покладу, а другой прихлопну – и останется от тебя только грязь да вода!

Ничего Иван в ответ не сказал. Выхватил свою пудовую палицу и поскакал навстречу бахвальщику. Съехались они, будто две горы скатились. Ударились палицами, и вышиб Иван супротивника из седла. Упал тот на сырую землю, да столько и жив бывал. Как увидали Гвидоновы войска, что не стало главного богатыря, кинулись бежать прочь.

А царевич с королевичем да с боярами из-за кустов выскочили, саблями замахали, повели ратников своих в погоню. Иван коня поворотил, птицей соколом навстречу летит. Никто его не узнал. Только когда мимо царя проскакал, заметил царь: руки по локоть у молодца золотые, а ноги по колено – серебряные. Крикнул царь:

– Чей ты, добрый молодец, будешь, из каких родов, из каких городов? Как тебя звать-величать и кто тебя на подмогу нам прислал?

Ничего Иван царю не ответил, скрылся из глаз. Уехал в чистое поле, расседлал, разнуздал коня, отпустил на волю. Снял с себя доспехи богатырские. Все прибрал, а сам завернулся в шкуру и пошел домой. Залез на печь, спать повалился. Прошло времени день ли, два ли, воротились царевич да королевич с войсками. Во дворце пошли пиры да веселье – победу празднуют.

Посылает Иван жену:

– Поди, Наталья-царевна, попроси у отца с матерью чару зелена вина да свиной окорок на закуску. Пошла во дворец Наталья-царевна незваная, непрошеная. Отцу с матерью поклонилась, с гостями поздоровалась:

– Пошлите моему Ивану чару зелена вина да свиной окорок на закуску.

Царь ей и говорит:

– Под лежачий камень даже вода не течет. Твой муж на войну не ходил. Дома на печи пролежал, а теперь пировать захотел!

Царица просит:

– Ну, царь-государь, ради такого праздника смени гнев на милость!

– Ладно, ладно, – махнул рукой царь, – так и быть, пошлите Ивану, чего после гостей останется. Наталья-царевна обиделась:

– Пусть уж старшие зятья пьют, гуляют да угощаются. Они на войну ходили и, слышно, из-за кустов Гвидоново войско видали. А нам с мужем блюдолизничать – статочное ли дело!

Повернулась и ушла. Не успел царь с гостями отпировать, как прискакал гонец:

– Беда, царь-государь! Гвидон с войском опять границу перешел, а и с ним – средний брат убитого богатыря. Тот богатырь требует: «Коли не приведет царь того молодца, кто моего брата убил, все царство разорим, не оставим никого в живых».

Царю от той вести кусок поперек горла стал, руки, ноги дрожат.

А хмельные зятья – царевич да королевич – кричат, бахвалятся:

– Мы тебе, родитель богоданный, в беде – верная помога, на нас надейся!

Войско собрали, коней оседлали, пошли в поход. Царь со страху занемог, лежит стонет.

Встретились царские полки с неприятелем. Гвидонов богатырь с несметной силой напал, и начался кровавый бой.

Бьются ратники с чужеземными полчищами: один – с десятью, а двое – с тысячей.

Царские зятья как увидали великана-богатыря да несметное войско, и весь их боевой пыл пропал. За боярские спины хоронятся, а бояре – за кусты, за кусты, прочь подальше пятятся.

В ту пору выбежал Иван в чистое поле, в широкое раздолье. Свистнул посвистом молодецким, гаркнул голосом богатырским:

– Сивка-бурка, вещий каурка, стань передо мной, как лист перед травой!

На тот крик-свист добрый конь бежит, под ним земля дрожит, изо рта огонь-пламя пышет, из ноздрей искры сыплются, из ушей дым кудреват столбом валит. Иван коня остановил, оседлал и сам в боевые доспехи нарядился. В седло вскочил, поскакал на побоище, Наехал на Гвидоново войско и принялся бить, как траву косить, чужеземную силу.

29
Русские народные сказки 1
СЕСТРИЦА АЛЕНУШКА И БРАТЕЦ ИВАНУШКА 1
ГУСИ-ЛЕБЕДИ 1
ХАВРОШЕЧКА 1
МОРОЗКО 2
СЕРЕБРЯНОЕ БЛЮДЕЧКО И НАЛИВНОЕ ЯБЛОЧКО 2
ТЕРЕШЕЧКА 3
ДОЧЬ И ПАДЧЕРИЦА 4
СНЕГУРОЧКА 4
БАБА-ЯГА 5
КРИВАЯ УТОЧКА 6
ВАСИЛИСА ПРЕКРАСНАЯ 6
ПАСТУШЬЯ ДУДОЧКА 8
ФИНИСТ – ЯСНЫЙ СОКОЛ 8
ХИТРАЯ НАУКА 10
ВЕЩИЙ МАЛЬЧИК 11
КЛАД 11
ПЕТУШОК – ЗОЛОТОЙ ГРЕБЕШОК И ЖЕРНОВЦЫ[9] 12
СЕМЬ СИМЕОНОВ 12
СКОРЫЙ ГОНЕЦ 13
ИВАН – КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН И ЧУДО-ЮДО 15
ВОЛШЕБНОЕ КОЛЬЦО 17
СИВКА-БУРКА 19
ВЕЩИЙ СОН 20
ОКАМЕНЕЛОЕ ЦАРСТВО 22
ЗОЛОТОЙ КОНЬ 23
ЧУДЕСНАЯ РУБАШКА 25
ИВАН – ВДОВИЙ СЫН 26
ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ 31
ИВАН БЕСТАЛАННЫЙ И ЕЛЕНА ПРЕМУДРАЯ 33
ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ 35
БРАТЬЯ-ОХОТНИКИ 36
ИВАН – МУЖИЦКИЙ СЫН 37
ДВОЕ ИЗ СУМЫ 38
ПТИЧИЙ ЯЗЫК 39
ЗАКОЛДОВАННАЯ КОРОЛЕВНА 39
ПОЙДИ ТУДА – НЕ ЗНАЮ КУДА, ПРИНЕСИ ТО – НЕ ЗНАЮ ЧТО 40
СКАЗКА О МОЛОДИЛЬНЫХ ЯБЛОКАХ И ЖИВОЙ ВОДЕ 44
ИВАН-ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК 47
ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА 48
ДЕРЕВЯННЫЙ ОРЕЛ 49
МАРЬЯ-КРАСА – ДОЛГАЯ КОСА 50
БЕЗНОГИЙ И СЛЕПОЙ БОГАТЫРИ 51
МОРСКОЙ ЦАРЬ И ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ 53
МЕДНОЕ, СЕРЕБРЯНОЕ И ЗОЛОТОЕ ЦАРСТВА 55
БЕЛАЯ УТОЧКА 57
КОРОЛЕВИЧ И ЕГО ДЯДЬКА 57
ЖАР-ПТИЦА И ВАСИЛИСА-ЦАРЕВНА 59
ВЕДЬМА И СОЛНЦЕВА СЕСТРА 59
ЦАРЬ-ДЕВИЦА 60
ХРУСТАЛЬНАЯ ГОРА 61
КУЗЬМА СКОРОБОГАТЫЙ 62
ВОЛШЕБНЫЕ ЯГОДЫ 62
ЕЛЕНА ПРЕМУДРАЯ 64
ЧИВЫ, ЧИВЫ, ЧИВЫЧОК… 65
ЦАРЬ-МЕДВЕДЬ 66
ПРИТВОРНАЯ БОЛЕЗНЬ 67
ГОРЕ 68
СОЛДАТ И СМЕРТЬ 69
ЦАРЕВНА-ЗМЕЯ 70
ВО ЛБУ СОЛНЦЕ, НА ЗАТЫЛКЕ МЕСЯЦ, ПО БОКАМ ЗВЕЗДЫ 71
ИВАН-ЦАРЕВИЧ И БЕЛЫЙ ПОЛЯНИН 71
БУЛАТ-МОЛОДЕЦ 73
МАРЬЯ МОРЕВНА 75
ЗОРЬКА, ВЕЧОРКА И ПОЛУНОЧКА 77
НИКИТА КОЖЕМЯКА 78
СКАЗКА О ВАСИЛИСЕ, ЗОЛОТОЙ КОСЕ, НЕПОКРЫТОЙ КРАСЕ, И ОБ ИВАНЕ ГОРОХЕ 78
ДВА ИВАНА – СОЛДАТСКИХ СЫНА 80
СКАЗКА О СЛАВНОМ, МОГУЧЕМ БОГАТЫРЕ ЕРУСЛАНЕ ЛАЗАРЕВИЧЕ 82
ФОМА БЕРЕННИКОВ 89
СОДЕРЖАНИЕ 89