Питер Пен | Страница 9 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Но это же один из ненавистных мальчишек! Я упустил случай его убить.

— Твой дурацкий выстрел обнаружил бы нас перед Тигровой Лилией! Тебе не терпится, чтобы с тебя сняли скальп?

— Может, я догоню его, капитан, — предложил Сми, — и пощекочу его Джонни-штопором?

Сми всегда придумывал милые прозвища разным вещам. Джонни-штопором он называл свой тесак.

— Джонни у меня тихий парнишка, — напомнил он капитану.

— Не сейчас, Сми, — мрачно отозвался капитан. — Он ведь сейчас один, а мне нужны все семеро разом. Разойдитесь и выследите их.

Пираты один за другим исчезли в лесу. Капитан Крюк и Сми остались наедине. Капитан вздохнул. И может, оттого, что вечер был так тих и прекрасен, ему вдруг захотелось поведать верному боцману историю своей жизни. Он долго что-то рассказывал, но Сми, который был от природы глуповат, ничего не понял. Вдруг слух его уловил слово «Питер».

— Больше всех я хочу изловить их командира, Питера Пэна, — страстно говорил капитан. — Это ведь он отсек мне правую руку. Я очень долго дожидался, пока пожму его руку вот этим.

Oir показал на свой железный коготь.

— Я проткну его этим крюком!

— А ты говорил, что это очень удобная вещь — крюк? — вставил Сми. Но капитан продолжал:

— Дело не в этом. Удобная, я и не отрицаю. Он понизил голос:

— Все дело в том, что Питер бросил отрезанную руку крокодилу, который, к несчастью, оказался рядом.

— Я заметил, что ты как-то странно боишься крокодилов, — сказал Сми.

— Не крокодилов, — поправил его Крюк, — а крокодила.

Он перешел на шепот:

— Ему так пришлась по вкусу моя рука, что он теперь всюду меня подстерегает, таскаясь за мной по морям и по суше, и облизывается, предвкушая, как он меня съест.

— Вроде бы это делает тебе честь, — сказал Сми.

— Плевал я на такую честь! — рявкнул Крюк. — Я должен уничтожить Питера, который дал этому гаду отведать моего мяса.

Крюк сидел на шляпке большущего гриба. Он заерзал на нем, еще ближе подвинулся к своему боцману.

— Сми, — сказал он еле слышнее — этот крокодил давно бы меня съел, но, к счастью, он умудрился проглотить часы, и теперь они тикают у него внутри и предупреждают меня о его приближении.

Он засмеялся, но смех его был мрачен.

— Когда-нибудь, — сказал Сми, — часы испортятся, и тогда он тебя изловит.

Крюк облизал пересохшие губы.

— В том-то и дело. Этот страх и преследует меня постоянно.

Вдруг Крюк почувствовал, что его как-то странно подогревают снизу.

— Сми, — сказал он, — шляпка этого гриба горячая!

Они внимательно оглядели гриб, который был величиной с нашу табуретку. Таких грибов не бывает в обычных лесах. Они попробовали его сорвать, и он легко поддался, потому что вовсе не имел корней. Но из того места, где «рос» гриб, вдруг повалил дым. Пираты переглянулись.

— Это же печная труба! — догадались они одновременно.

И в самом деле, им удалось обнаружить трубу подземного дома.

Мальчишки обычно затыкали трубу грибом, когда поблизости оказывались пираты. Но не только дым поступал из подземной трубы. Были слышны еще мальчишечьи голоса, потому что они чувствовали себя в безопасности и весело болтали. Пираты некоторое время мрачно прислушивались к разговору. Потом они снова заткнули трубу грибом. Они стали пристально разглядывать все вокруг и вдруг заметили в семи деревьях по дуплу.

Капитан Крюк стоял некоторое время погруженный в раздумья. Его бледное лицо исказила такая улыбка, что кровь от нее стыла в жилах. Сми этого и ждал.

— Поделись со мной твоим планом, капитан. Что ты намерен делать?

— Возвратиться на корабль, — сказал капитан Крюк, цедя слова сквозь зубы.

— Испечь жирный торт и покрыть его зеленой сахарной глазурью. Теперь рассуждай. Вряд ли в их доме под землей построено семь помещений. Там наверняка одна комната на всех. А эти дураки сделали семь дверей, не сообразив, что достаточно одной на всех. А это показывает, что ни у одного из них нет матери. Мы оставим торт на берегу, возле русалочьей лагуны, где они любят купаться. Они тут же слопают весь торт, потому что у них нет матери, которая объяснила бы им, как вредно наедаться жирным свежим тортом.

Он разразился смехом. И смех его на этот раз был искренним и счастливым.

— И они все разом помрут. Сми слушал своего капитана с возрастающим восхищением.

— Это самое мудрое пиратское убийство из всех, что я знаю.

От восторга он начал плясать и петь:

Йо-хо, йо-хо, всегда вперед, Я покажу вам трюк:

Вы вмиг загнетесь, как пожмет Вам лапу славный Крюк!

Они только вошли во вкус и запели было второй куплет, но вдруг разом смолкли. Они что-то услыхали. Сначала это был такой тонюсенький звук, что опавший листик мог заглушить его своим шелестом. Но звук приближался и становился отчетливее. Тик-так, тик-так, тик-так.

Крюк застыл на месте с поднятой ногой.

— Крокодил, — прошептал он, задыхаясь, и помчался прочь, и боцман Сми за ним.

Это и в самом деле был крокодил. Он не тронул индейцев, и они продолжали охотиться за остальными пиратами. Он неслышно пробирался по мягкому илу в поисках капитана. Мальчишки снова вышли из своего укрытия, но все опасности, которые готовила для них эта ночь, еще не были исчерпаны.

На поляну с криком ворвался Кончик, преследуемый стаей волков. Он повалился прямо в траву им под ноги.

— Спасите меня, спасите — вопил он.

— Что же нам предпринять? — недоумевали мальчишки.

И тогда кто-то из них спросил:

— А как в этом случае поступил бы Питер? И все сразу догадались:

— Он поглядел бы на них из-под коленок!

Они немедленно повернулись к волкам спиной, все разом наклонились и, глядя на волков между коленей, стали на них наступать.

Прошла всего минута, но минута эта была необыкновенно длинной. Волки не выдержали такого ужасающего зрелища. Они бросились наутек, поджав хвосты.

Кончик встал с земли, и глаза его были устремлены в темноту. Все подумали, что он все еще видит перед собой волков. Но это были вовсе не волки.

— Я видел удивительную штуку, — сообщил он окружающим его мальчишкам. — Это была большая белая птица. И она летела сюда.

— Что за птица?

— Понятия не имею. Но она такая большая и белая, она летит и все время стонет: «Бедная Венди».

— Я помню, — заявил Малыш. — Есть такая порода птиц — венди. Это летит птица вендь. Глядите, глядите!

Венди оказалась почти совсем у них над головой, и они отчетливо слышали, как она плачет. Но еще отчетливей донесся до них пронзительный голос Починки. В злости она совсем перестала скрывать свои чувства. Она налетала на бедную Венди с разных сторон и больно ее щипала.

— Эй, Динь, привет! — закричали несколько изумленные мальчишки.

И она крикнула им в ответ:

— Питер велел, чтобы вы застрелили Венди! У них не было причин задавать вопросы, когда Питер что-то им приказывал.

— Скорей, — закричали они, — принесем луки и стрелы!

И кинулись каждый к своему дуплу. Все, кроме Болтуна. У него лук и стрелы были с собой. Динь увидела это. Она уже потирала свои ручки, предвкушая победу.

— Быстрей, Болтун! — закричала она. — Опереди их, и Питер останется очень тобой доволен. Болтун приложил стрелу и натянул тетиву.

— С дороги, Динь! — крикнул он.

Венди упала в траву, и стрела была у нее в груди.

Глава шестая

МАЛЕНЬКИЙ ДОМИК

Дурачок Болтун стоял рядом с Венди в позе победителя, когда остальные с луками и стрелами выскочили каждый из своего дупла.

— Поздно, поздно! — крикнул он им с видом победителя. — Я уже застрелил ее. Питер будет доволен мной больше всех!

Пролетая над его головой, Динь-Динь закричала:

«Дурачок ты!» — и скрылась. Никто ее не услышал, потому что все столпились вокруг Венди. Страшная тишина опустилась на лес. Если бы сердце Венди билось, они бы, наверно, услышали.

Малыш заговорил первым.

— Это никакая не птица, — сказал он испуганным голосом. — Это тетенька.

— Как — тетенька? — задрожал от страха Болтун.

— Мы ее убили, — хрипло заметил Кончик. Они сорвали с себя шапки.

— Все ясно, — сказал Кудряш. — Питер привел ее сюда для нас.

И он в отчаянии шмякнулся на землю.

— Тетенька, которая наконец взяла бы на себя заботу о нас, — сказал один из Двойняшек. — А ты ее убил.

Им, конечно, было жаль Болтуна. Но еще жальче самих себя. Когда он приблизился к мальчишкам, они от него отвернулись.

9