Питер Пен | Страница 7 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Венди, вели, чтобы он перестал воображать, — сказал Джон.

— Тихо, — шепнула Венди. — Не ссорься с ним. Представь себе, если он нас здесь бросит!

— Тогда мы вернемся назад.

— Как же мы без него найдем дорогу?

— Ну, тогда мы полетим дальше.

— В том-то и ужас, что нам придется лететь все дальше и дальше. Мы же не знаем, как нам остановиться.

И это было в самом деле так. Питер позабыл показать, как надо останавливать полет.

— Уж на самый худой конец, — сказал Джон, — мы будем лететь, и лететь, и облетим Землю — она же круглая, — и вернемся домой с другой стороны.

— А кто будет нас кормить?

— Мы сами. Видала, как я ловко отнял добычу у орла?

— Да-а. С двадцатой попытки. И если даже мы сами научимся добывать еду, гляди, как мы неуклюже летаем — вечно натыкаемся на облака, если Питера нет рядом и никто не ведет нас за руки.

И действительно, они все время налетали на облака, и царапались о них, и наставляли себе синяки и шишки.

Питер иногда улетал от них, потому что умел летать гораздо быстрее. Иногда он вдруг раз — и скроется из виду. Какие-то у него там происходили свои приключения, о которых он им не находил нужным рассказывать. А случалось и так, что, возвратившись, он как-то странно смотрел на них, точно успевал забыть, кто они такие. У него делались какие-то чужие, неузнающие глаза. Венди даже однажды перепугалась и крикнула ему:

— Я — Венди, разве ты забыл?

Питер очень смутился и попросил прощения:

— Пожалуйста, Венди, когда тебе покажется, что я тебя забыл, ты крикни: «Я

— Венди». И я сразу же вспомню.

Все это было как-то тревожно.

Так они летели и летели и уже стали приближаться к острову Нетинебудет. И не столько потому, что Питер и Динь хорошо знали дорогу, сколько оттого, что остров сам отправился им навстречу. Он сам искал их в пространстве.

Надо сказать, что только в этом случае и можно достичь его волшебных берегов.

— Вон он виднеется, — сказал Питер будничным голосом.

— Где? Где?

— Там, куда показывают все стрелки. И действительно, миллион золотых стрелочек указывал детям в сторону острова. Это их друг солнышко направило стрелки, чтобы помочь им найти дорогу, прежде чем самому лечь спать.

Вам может показаться странным, но они сразу узнали остров, точно они на нем когда-то побывали и теперь возвратились обратно.

— Джон, смотри, вон твоя перевернутая лодка!

— Майкл, гляди, вон твой вигвам!

— Посмотри, Венди, из твоего шалаша выходит ручной волк!

— Ой, Джон, я вижу поселение индейцев.

— Где, где? Дай я посмотрю. Я тебе сразу скажу по форме дыма, вышли ли они на военную тропу.

— Вон там, за Волшебной рекой.

— Вижу. Ого! Краснокожие — на военной тропе!

Питеру было слегка досадно, что они так много знают про его остров. Он хотел было с ними поссо'-риться, но все трое ребят вдруг как-то странно притихли.

Солнечные стрелки погасли, солнце скрылось, стало темнеть.

На них вдруг напала тоска. Конечно, они давно были знакомы с островом Нетинебудет. Но там, дома, в детской, он был какбудтошний и нестрашный, и рядом была Нэна, и горели ночники.

Питер тоже как-то посерьезнел. Ничто вроде бы не мешало им продвигаться, но полет вдруг замедлился, точно в воздухе какие-то недобрые силы противились им.

— Они не хотят, чтобы мы приземлились.

— Кто они? — спросила Венди. Питер промолчал. Он пристально смотрел на землю и не терял присутствия духа.

— Что бы ты хотел сначала, — спросил он Джона спокойным голосом, — чтобы с нами приключилось приключение или лучше сперва попить чаю?

— Попить чаю, — ответила за него Венди.

— А какое приключение? — спросил Джон осторожно.

— Там внизу, в пампасах, спит пират. Если хочешь, спустимся и убьем его.

— Я его не вижу, — сказал Джон, помолчав немного.

— Я вижу.

— А если он проснется?

— Ты что же думаешь, — возмутился Питер, — я стану убивать человека, когда он спит? Я сначала сам его разбужу!

— А тут много пиратов? — спросил Джон опасливо.

— Куча.

— А кто их предводитель?

— Капитан Крюк.

— Джез Крюк?! Знаменитый пират из книжки?

— Так точно.

Майкл, тот просто сразу заревел, а Джон мог говорить только с остановками, переводя дыхание, потому что им прекрасно была известна репутация пирата Джеза Крюка.

— Это тот, кто служил боцманом у самого капитана Черная Борода? — прошептал Джон. — Он же страшнее всех! Его боялся даже бесстрашный Жареный Бык!

— Тот самый и есть, — подтвердил Питер.

— А как он выглядит? Он большой?

— Стал чуточку поменьше.

— Как это?

— Я откромсал от него кусочек.

— Ты?

— Я! — ответил Питер резко.

— Я не хотел тебя обидеть.

— Ладно уж.

— А что же ты у него отрезал?

— Правую руку.

— И теперь он не может сражаться?

— Как бы не так!

— Он что, левша?

— У него теперь вместо руки — железный крюк, он как коготь.

— Коготь!

— Послушай, Джон!

— Да?

— Ты мне теперь должен говорить: «Есть, сэр!»

— Есть, сэр!

— Вот что. Всякий, кто служит под моей командой, дал мне обещание. И ты тоже должен дать. Джон побледнел.

— Оно заключается в следующем. Если мы встретимся с Джезом Крюком в открытом бою, ты не должен его убивать. Это сделаю я.

— Есть, сэр! — быстренько согласился Джон. Сейчас им было не так жутко, потому что Динь летела рядом, и в ее свете они ясно различали друг друга. Она слетала на остров и теперь что-то сообщала Питеру своим колокольчиковым голосом.

— Она говорит, — переводил Питер, — что пираты засекли наше приближение, и теперь они выкатывают Большого Тома.

— Пиратскую пушку?

— Ага. Им с земли виден огонек Динь. И если они сообразят, что мы летим рядом с ней, они дадут залп.

— Вели ей улететь отсюда, Питер! — закричали Майкл, Джон и Венди разом. Но он отказался.

— Она сама напугана. Не думаете ли вы, что я могу отослать ее одну, неведомо куда, когда ей и так страшно?

В этот момент свет заколебался в воздухе и кто-то ласково легонечко ущипнул Питера.

— Тогда скажи ей, — умоляла Венди, — чтобы она погасила свет.

— Она не может. Это почти единственная вещь, которую феи не могут сделать сами. Он гаснет сам по себе, когда они засыпают.

— Тогда вели, ей заснуть, — почти что скомандовал Джон.

— Не может она спать, пока ей не захочется. Это, пожалуй, вторая вещь, которую феи не могут сделать. Если б у кого-нибудь из нас был карман, ее можно было бы туда засунуть.

Но вы помните — они вылетели в такой спешке, что переодеваться было некогда. Так что на всех четырех не нашлось ни одного кармана.

Вдруг Питера осенило. Шляпа!

Динь согласилась туда залезть. Правда, шляпа так и осталась в руках у Джона, а она-то надеялась, что ее понесет Питер. Но вот Джон обо что-то стукнулся коленкой, и Венди взяла у него шляпу из рук.

Ах, не надо было этого делать! Потому что из-за этого случилась беда.

Благодаря шляпе огонька не было видно, и они летели в полной темноте. К тому же было удручающе тихо. Только один раз они услыхали странные звуки. Внизу что-то хлюпало. Питер сказал, что это дикие звери лакают воду у брода. Да еще показалось, что сухие деревья скрипят сучьями, но Питер объяснил, что это краснокожие точат ножи.

Потом опять наступила мертвая тишина.

— Хоть бы раздался какой-нибудь звук, — сказал Майкл.

И словно в ответ воздух содрогнулся от страшного взрыва. Пираты выстрелили по ним из Большого Тома.

Гул пронесся по горам, казалось, что эхо без конца повторяет грозным голосом: «Где они, где они, где они?» Венди, Джон и Майкл, перепуганные насмерть, ясно ощутили разницу между островом понарошку и тем, когда он, придуманный ими самими, вдруг становится существующим на самом деле.

Когда небеса понемножку успокоились, Джон и Майкл оказались одни в полной темноте.

— Майкл, нас застрелили? — спросил Джон дрожащим шепотом.

— Я еще не понял, — таким же шепотом ответил Майкл.

Сейчас-то мы уже знаем, что никто тогда не был ранен, только Питера взрывной волной понесло в сторону открытого моря, а Венди подкинуло вверх, и она оказалась наедине с Динь-Динь.

Хорошо, если бы Венди в этот момент выронила шляпу из рук.

Никому не известно, обдумала ли Динь свой коварный план заранее, но она выпорхнула из шляпы и полетела, указывая Венди дорогу и стараясь заманить ее туда, где ее ждала гибель.

Нельзя сказать, чтобы Динь была такая уж плохая. Вернее сказать так: в этот момент Динь была вся насквозь плохая. Все дело в том, что феи такие маленькие, что в них помещается только одно чувство — либо злое, либо доброе. Они могут изменяться. Но только изменяться им приходится целиком.

7