Самсон и Роберто. Крутые ребята | Страница 9 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Да, — ответил Г.К. — Потом поломаем несколько стульев и еще что-нибудь из мелочи, и при этом будем громко орать и ругаться. Это займет всего не сколько минут. Думаю, лучше всего тебе зайти со двора, там будет удобная точка для съемки. Только поберегись, чтобы тебе на голову не упал телевизор.

Вороны поднялись, хлопая крыльями, и полетели в дом прямо на второй этаж.

— Мда-а, — проговорил Роберто. — Пойду-ка я, пожалуй, присмотрю за ними, чтобы они по ошибке не выкинули не те телевизоры. А то как бы они нечаянно не выбросили телевизор, который стоит у Хельге.

Когда он поднялся на второй этаж, крутые ребята уже принялись показывать свою крутизну. Они громко орали друг на друга и хлопали крыльями, а окно было настежь рас крыто.

— Сказано вам: садимся рррепетиррровать! — орал Г.К. — Нечего на телевизор глазеть!

— Поду-у-умаешь — ррраскома-а-андовался тут! — в один голос орали на него Крэш и Киллвилл.

Г.К размахнулся стулом и расколошматил его о подоконник, а затем направился к стоявшим в комнате двум телевизорам. Схватив один, он подошел с ним к окну и с размаху вышвырнул во двор, занавески так и взвились от ветра. Телевизор грохнулся о землю и раз бился вдребезги. Из кустов выскочили два лося и пустились наутек.

Бенни бешено щелкал камерой, а Грета и Улли скакали и кричали от восторга.

— Во дает! Вот это класс! Ну, классный мужик! Убиться можно! — вопила Грета.

— Вот как? — заинтересовался Бенни и, ухмыльнувшись, опустил фотоаппарат. — Похоже, что мы наблюдаем сейчас начинающуюся драму ревности.

— Драму ревности? — удивилась Грета.

— Нельзя же влюбляться сразу в двоих, объяснил Бенни, вставляя в фотоаппарат новую пленку. — Такие вот дела.

— Ох, я что-то совсем запуталась! — жалобно пискнула Грета.

— А ты подумай, что будет, если Грегор прочитает в газете о том, что твое сердце отдано Г.К., - сказал Бенни. — Тогда тебе все станет ясно.

— Какой же ты противный! — возмутилась Грета. — Смотри, если ты хоть слово об этом напишешь, тогда я…

— Ну, что ты тогда?

— Тогда я просто не знаю, что сделаю!

— Какая чушь! — сказала Улли. — Ну прямо ерундовская чушь! Вот я так, например, люблю всех на свете зверей. Всех вместе и одновременно!

— Вот это да! — пробормотал про себя Бенни, не переставая строчить в блокноте. — Чем дальше, тем лучше! Оказывается, выдра-на-все-руки любит всех на свете зверей. Всех вместе и одно временно!

Но тут ему пришлось оторваться от своей писанины и схватиться за фотоаппарат, потому что Киллвилл вышвырнул В окно второй телевизор.

Вороны между тем вошли в азарт, и в номере кипело такое веселье, что они даже икали от хохота, выкидывая со второго этажа остатки разломанного стула.

— Ну а теперь еще электропианино! — громко провозгласил Г.К. — Крэш, давай-ка сюда кувалду!

— Нет! Пожалуйста, не надо! — в отчаянии взмолился Роберто. — Пианино ужасно дорогое! Или перестаньте, или заплатите за него вперед!

Г.К. заговорщицки подмигнул ему и  включил стоявший на полу магнитофон. В следующую секунду раздались ужасные звуки разбиваемого в щепки пианино.

Г.К выключил магнитофонную запись.

— Смотри, Роберто, чтобы об этом молчок!

— Не помешало бы, если ты потом за ужином немного поноешь из-за разбитого пианино. Главное, чтобы только Бенни ничего не узнал.

— Уж я поною! — облегченно пообещал Роберто, поглядывая в угол, где стояло пианино, оно было цело и невредимо.

Выйдя в коридор, они заметили, как дверь в номер фрекен Криллеберг быстро закрылась при их приближении.

— А теперь я хочу познакомить вас с нашим почетным гостем! — объявил Роберто и тихонько постучал в дверь седьмого номера, в котором жил Хельге.

— Войдите! — откликнулся Хельге.

— У меня просто нет слов! — сказал Крэш, увидев налима в ванне.

— Фа-антастика! — не сговариваясь, одновременно воскликнули Г.К. и Киллвилл.

— Я видел вас по телику! — завопил на радостях Хельге, кивая в сторону телевизора, где в этот момент шла передача о резьбе по дереву. — Сегодня ночью вас показывали по телику!

Три вороны представились ему и оставили свои автографы, расписавшись на брюхе налима.

— Вот видишь! Они живут с тобой в одной гостинице, — с гордостью сказал Роберто. — А сегодня вечером они дают настоящий рок-концерт в здании Общественного центра на горе.

И тут же кот пожалел, что сообщил эту новость.

— Я тоже туда хочу! — заявил Хельге.

— Ну, это ты зря, — сказал Роберто. — Ты же сам понимаешь, что это невозможно.

— Хочу пойти на рок-концерт! — заревел Хельге.

— С характером мужик! — сказал Г.К., когда они спускались по лестнице. — Жаль, что нельзя его взять на концерт. Перед налимами нам еще не приходилось выступать.

— Печальные дела! — сказал Киллвилл. — Он ведь не виноват, что родился под водой на глубине сорока саженей.

— Хочу на рок-концерт!

И бедный Хельге, один-одинешенек, разразился у себя в номере горькими рыданиями.

Перед обедом Самсон очистил лес, разогнав всех фанатов, потому что все обитатели пансионата решили пойти на фьорд искупаться. То есть все, за исключением фрекен Криллеберг, которая дулась на них, запершись в своем но мере, и налима Хельге, который и без того полоскался в морской воде, обливаясь горючими слезами. По дороге они встретили длинноногого фон Страуса, и тот с удовольствием присоединился к компании, потому что любил побродить по колено в воде. Он важно вышагивал по мелководью, попыхивая сигарой и выдувая большие кольца дыма. Он рассказал воронам о том, что видел перед Общественным центром. По его словам, там творилось уже настоящее сумасшествие.

— Хотите — верьте, хотите — нет, — сказал он, кашляя дымом, — но цены на черном рынке уже взлетели под сорок крон за билет. А это триста процентов от номинала. Ну, что вы на это скажете? Весь лес кишит толпами возбужденных зверей, которые непрестанно накачиваются грушевым лимонадом. Одна куница из Халлингдаля так напилась, что пришлось буквально выкачивать из нее лишний лимонад.

— Надеюсь, ты догадался повысить цены? — спросил Г.К., взмахнув крыльями.

— Да уж конечно! — ответил фон Страус. — С какой стати я стал бы сейчас устраивать дешевую распродажу. Тем более что и работы лишней прибавилось. В эту ночь я не поспал ни одной минутки. Просидел над счетами до поло вины седьмого. Не успел опомниться, уже пора открывать лавку.

Погода была прекрасная, солнечная, на небе ни единого облачка, и все были довольны и счастливы. Вороны устроили между собой воз ню на мелководье, остальные на глубине игра ли в поло.

И никто не догадывался, что в пансионате их ждет катастрофа.

5

Однако именно это их ожидало! Потому что после обеда, через несколько минут после того, как крутые ребята ушли к себе в номер порепетировать перед концертом, на втором этаже вдруг разразился ужасный, самый что ни на есть настоящий скандал. Ошибиться в этом было невозможно, бранные слова сыпались градом.

— Да что же это там творится? — спросил фон Страус, утирая салфеткой свой клюв.

Но прежде чем кто-то успел ему ответить, на лестнице раздался шум крыльев и с растрепанными перьями в столовую грозной тучей влетел Г.К. и заорал:

— Кто-то спер бас-гитару Киллвилла!

Он так трясся от ярости, что дрожал даже зеленый петушиный гребень на его голове.

— Какой ужас! — Роберто так и вскочил со стула. — Ты уверен, что она пропала?

— Конечно уверен! — злобно гаркнул Г.К. Я сам видел, как он отнес ее наверх и положил на кровать. А теперь ее там нет.

Шипя от возмущения, Роберто выскочил из комнаты.

— Я этого не потерплю! — гавкнул Самсон и стукнул лапой по столу. — Я сейчас же позвоню и вызову ленсмана.

— Нет уж! — сказал Г.К. — Не суйся не в свое дело! Кто стащил гитару, это мне до лампочки. Но нам нужно во что бы то ни стало до стать новую, и прямо сейчас! — Он взглянул на часы. — Остается три часа до начала концерта, и хотя мы никогда не начинаем точно по расписанию, время все равно поджимaeт.

— Боюсь, молодой человек, что ты не вполне отдаешь себе отчет в сложности создавшегося положения, — осторожно заговорил фон Страус. — Дело в том, что во всей округе ни один зверь не держит в доме электрической бас-гитары. Уж я — то знаю — недаром столько лет про стоял за прилавком сельского магазина!

9
1 1
2 2
3 4
4 8
5 9