Самсон и Роберто. Крутые ребята | Страница 6 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

И едва она успела это сказать, как с гигантским всплеском в ванну бухнулся Хельге.

— Помогите! — крикнул он и остался лежать на спине, удивленно озираясь вокруг. Над белым, упитанным налимьим пузом так и ходили волны.

— Ну как? Чувствуешь, как захватывает дух? — спросила Улли.

— Еще бы не почувствовать! Я едва не ли шился чувств, аж в глазах потемнело! Так я уже в гостинице? Что это за странный зверь?

— Меня зовут Грета, и я из породы самых на стоящих барсуков, — объяснила ему Грета. Добро пожаловать в наше «Раздолье над фьордом»!

— Ой, батюшки! — сказал Хельге. — Так вот что такое гостиница! Честное слово, будет по том о чем рассказать приятелям! А какие веселые краски кругом! И самый настоящий барчук в номере!

— Барсук, — поправила Грета. — Скажи, может быть, ты проголодался с дороги?

— Еще как! Налимы все время голодны. Не найдется ли у вас ушата селедки?

— К сожалению, этого я предложить не могу, — осторожно ответила Грета. — В нашем пансионате не принято есть животных.

— С чего это так?

— Иначе наши постояльцы будут недружелюбно относиться друг к другу, — объяснила Грета. — Но я могу принести вареного молодо го картофеля с маслом. И сырой морковки!

— Ладно! Звучит неплохо, — сказал Хельге. — И вообще мне тут все нравится. Вот только одного мне не хватает…

— Скажи чего и не стесняйся! — сказала Грета.

— Да вот что-то не пойму, где бы тут можно посмотреть телевизор?

— Мда… — протянула Грета, смутившись. — Телевизор стоит у нас в столовой на первом этаже, так что я не знаю…

— Улли его принесет! Улли все наладит! воскликнула Улли, пулей вылетела из комнаты и кубарем скатилась по лестнице.

— Ну вот теперь я могу сказать: все в порядке и я доволен! — объявил Хельге, улыбаясь во всю пасть. — Ребята не поверят и подумают, что я вру! Тут тебе и телевизор, и все, чего душе угодно! И такая отличная комната!

— Так и должно быть! — воскликнула обрадованная Грета. — Отдыхать в пансионате надо со всеми удобствами. А теперь я пошла на кухню варить тебе картошку.

Закрывая за собой дверь, она услышала, как Хельге, нежась в ванне, мурлычет себе под нос песенку.

Вернувшись в пансионат, Самсон и Роберто застали Улли и Хельге перед телевизором. Улли сидела перед ванной, скрестив под собой задние лапки, рядом стояла большая кастрюля с картофелем. Через короткие промежутки времени Улли ритмично подбрасывала в воздух горячую картофелину прямо в раскрытую пасть налима.

— Ну как, Хельге? Все в порядке? — немного тревожно спросил Роберто.

— Никогда еще не чувствовал себя так кайфово, — ответил Хельге, кивая на телевизор. Тут, понимаешь, одного салагу-ковбоя занесло в глухой городок посреди прерий. И там влюбился в такую же салагу-девчонку. Она живет на ферме с отцом и восемью братьями. Отец и братья невзлюбили салагу-ковбоя и все время к нему придираются и грызутся. Я поначалу решил, что он даст деру, но Улли говорит, что все кончится хорошо. Девчонка с ковбоем поженятся, и все будет о'кей.

— Проблемы для того и существуют, чтобы их разрешать, — сказал Роберто, улыбаясь масленой улыбкой. — Скажи, Улли, не могла бы ты немного отлучиться и заняться другим делом, например кое-что починить? Надо бы залатать забор, а то позади сарая в нем большая дыра.

Отослав Улли, хозяева остались наедине с гостем. Первым приступил к делу Самсон. Откашлявшись, он сказал:

— Извини, Хельге, но есть одна вещь, о которой нам надо поговорить. Это, конечно, пустяк, но…

— А вот и шериф! — взволнованно перебил его Хельге. — Он — дружок папани! Ну, отца той девчонки, за которой ухаживает салага-ковбой. Шериф наговаривает на ковбоя и навешивает на него разные гадости. Но ковбой ничего такого не делал. Шериф врет!

— Помнишь, эти монеты… — попробовал Роберто подхватить разговор, начатый Самсоном.

Хельге запрокинул голову и выплюнул еще один золотой. Монета звякнула, отлетела от стены, и Роберто бросился на нее тигриным прыжком.

— Таких у меня много! — сказал Хельге и рыгнул. — Полный желудок!

— Мы тут с Самсоном посоветовались и по думали, что тебе лучше всего никому больше о них не рассказывать, — сказал ему Роберто.

— А чего тут такого? — спросил Хельге, не отрываясь от телевизора.

— А потому что здесь, на суше, водится много жадных зверей! — сказал Роберто. — Ты даже не представляешь себе, что тут делается! У некоторых лапы очень загребущие. Для тебя это может оказаться просто опасно, если все узнают про твой набитый монетами живот. Самое лучшее, если ты будешь выплевывать по две три монеты в день и отдавать нам с Самсоном так, чтобы никто не видел. Этого хватит за питание, чтобы ты мог покушать вволю, а также за электричество, чтобы сколько захочешь смотреть телевизор.

От неожиданности Хельге испуганно вытаращил глаза:

— А что? Разве если не заплатить, то отключат телевизор?

— Это уж точно, и не сомневайся! — сказал Роберто.

Хельге тотчас же выплюнул еще две монеты. — Отдыхать, так уж на всю катушку! — сказал он. — У нас там на дне и покупать-то нечего.

Подобрав монеты, Самсон и Роберто поднялись с полу и стали прощаться.

— Нам пора. Надо сходить в лавку забрать заказанный товар, — сказал Самсон.

— Но мы скоро вернемся, — добавил Роберто. — А Грета будет к тебе заглядывать, если тебе вдруг что-нибудь понадобится.

— Хочу еще картошечки! — сказал Хельге. Больно уж хороша!

— Сейчас будет еще картошка! — пообещал Самсон.

Вскоре Самсон и Роберто уже шли через лес по тропинке, которая вела к лавочке фон Страуса. Самсон смущенно кашлянул и спросил, искоса поглядывая на Роберто:

— А что, эти «Кpутыe ребята» и вправду такие знаменитые?

— Можешь не сомневаться, — ответил Роберто.

— Тогда я хочу с ними дружить, — сказал Самсон.

— Пожалуй, это не так-то легко, — предположил Роберто. — У знаменитостей часто бывают заскоки, не поймешь, что там у них в головах делается.

Самсон уже открыл было рот для ответа, как вдруг почувствовал тоже что-то странное в голове, как будто и у него сделался какой-то заскок, и он на всякий случай поскорее закрыл рот.

Фон Страус, который на самом деле был во все не страусом, а самым настоящим аистом, давно уже подружился со всеми обитателями «Раздолья». Он снабжал их всеми товарами и часто специально заказывал для них в городе то, чего не оказывалось в лавке.

Войдя в магазин, Самсон и Роберто увидели фон Страуса с сигарой в клюве за прилавком. Правый глаз аиста казался вдвое больше левого из-за монокля с толстым стеклом.

— Приветствую вас! — сказал фон Страус и, пыхнув сигарой, выпустил из клюва толстый столб удушающего дыма. — В газете пишут, что вы как будто бы собираетесь расширить свое предприятие? Скажите, пожалуйста, если не секрет, в чем, собственно, заключается ваш проект, касающийся «налимов и пикши»?

Роберто поведал ему невероятную историю с Хельге и рассказал про насос, который соорудила Улли.

— Уму непостижимо! — сказал фон Страус. — Так значит, у вас там сидит в ванне четырнадцати килограммовый налим и смотрит по телевизору ковбойские фильмы! Да, мир действительно изменяется с неслыханной быстротой! А эти поп-звезды! Билеты начнут продаваться только завтра с семи часов утра, а перед зданием Общественного центра уже сегодня выстроилась длинная очередь. Мимо лавки только что прошла целая ватага молодых лосей, которые несли с собой спальные мешки и прочее снаряжение. Конечно, это безумие. Ну да в молодости оно простительно, тем более в праздники. Зато старик фон Страус заработает на этом не сколько лишних крон! Я полагаю, что вы пришли за своими вчерашними, довольно-таки странными заказами. Могу вас порадовать — я достал все, что вы хотели. Правда, электропианино привезут только завтра, но я сам его доставлю без всякой доплаты. Хотите пряничка? Прошу вас, угощайтесь!

Самсон и Роберто взяли по медовому прянику из стоявшей на прилавке коробки.

— Кстати, насчет денежной прибыли! — сказал Роберто, с аппетитом прожевывая пряник. — Взгляни-ка на это! — И он выложил на прилавок золотую монету. — Как по-твоему, этот золотой действительно стоит столько, сколько на нем написано?

Фон Страус внимательно изучил монету со всех сторон:

— На этот вопрос я безусловно отвечу «да». А на самом деле его цена гораздо больше! Этой монетой вы можете сразу погасить все долги в моей лавке и еще получите от меня сорок одну крону сдачи. Ну как? Вы согласны?

6
1 1
2 2
3 4
4 8
5 9