Самсон и Роберто. Крутые ребята | Страница 3 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Противный котище! — залопотала фрекен Криллеберг. — Я, можно сказать, на краю могилы, а ты еще остришь!

Бенни осклабился, хихикая про себя.

— Смотри, чтобы об этом молчок! — строго предупредил его Роберто. — Ни слова в твоей газете! Ясно?

— Конечно, конечно, — ответил Бенни.

Но Роберто хорошо заметил, как при этих словах крыс-газетчик сложил пополам свой розовый хвост, скрестив обе половинки, и понял, что тот нарочно соврал.

Однако коту было сейчас не до того, чтобы думать о завтрашних новостях в утренней газете. Сначала нужно было уложить фрекен Криллеберг в постель. Грета уже откинула покрывало и со встревоженным выражением встретила их на пороге.

— Бедная птичка! — шепотом приговаривала она, прикладывая холодный компресс к зобу старой индейки. — Вот уж страху-то натерпелась, сердечная!

— Когда я еще была жива, «Крутые ребята» казались мне воплощением всего самого скверного, что только есть на этом свете! — забормотала фрекен Криллеберг. — Нахальные! Безнравственные! Сквернословящие! Я вообще терпеть не могла ворон, а ворон — панков с зелеными петушиными гребнями тем более.

Сказав это, она потеряла сознание.

Бенни и Роберто уложили ее в постель, а Грета укрыла одеялом.

— Она не понимает, что «Крутые ребята» обалденная группа, — сказала Грета и тихонько поцеловала фрекен Криллеберг в лобик. — Но она ведь не виновата. Просто она уже старенькая и любит поворчать.

Роберто вытер свою вспотевшую мордочку:

— Честно говоря, я и сам не в восторге. Я читал, что они любят выкидывать в окно гостиничные телевизоры.

— Но ведь у нас-то в номерах нигде нет телевизоров! — радостно успокоила его Грета.

— Я бы не удивился, если окажется, что они с удовольствием выкинут в окно и барсука, — заметил со смехом Бенни и незаметно подмигнул Роберто.

Грету эта мысль привела в восторг.

— А ведь наверное! Нет, вы только подумай те, как это романтично, если тебя выбросят со второго этажа «Крутые ребята»!

Роберто строго посмотрел на Грету и сказал: — А ну-ка, голубушка, будь любезна, отправляйся, пожалуйста, на кухню и помоги Самсону с обедом! А мне нужно проведать Улли, чтобы взглянуть, как продвигаются дела в номере для налима.

— Номер для налима? — переспросил Бенни, бросив на Роберто острый взгляд через толстые стекла очков.

— Да, ты не ослышался — для налима! Как директор гостиницы я считаю чрезвычайно важным обеспечить подходящие условия для любого постояльца, каким бы он ни был большим или маленьким, толстым или тонким.

— Однако налим — это уж слишком! — воскликнул ошарашенный этой новостью Бенни. Аквариум, что ли, ты для него строишь?

— Может быть, — ответил Роберто. — Я пригласил для этого специалистку. Пора поглядеть, что она там придумала.

И Роберто, кивнув репортеру, направился с ним в седьмой номер, где почему-то стало подозрительно тихо.

В седьмом номере все неузнаваемо изменилось!

Раньше стены были покрашены желтой и коричневой краской, а теперь Улли перекрасила все, включая потолок, в цвет морской волны, вдоль карнизов под потолком протянулась синяя полоска бордюра, вся мебель была вынесена из комнаты, и посередине красовалась старая, видавшая виды ванна. А через дыру в стене, которую пробуравила Улли, просунулся конец толстой трубы, из которой в ванну водопадом хлестала вода.

— Ого! — удивился Роберто. — Как бы только она не перелилась через край.

— А где же кран, чтобы перекрыть воду? — в ужасе воскликнул Бенни.

Из ванны неожиданно высунулась плутовская мордочка выдры.

— Где же вы пропадали так долго? И где все остальные? Почему никто не похвалит Улли, не скажет: «Ай да молодчина Улли!»

— Скорее завинти кран! Иначе будет потоп! — взволнованно закричал Роберто.

— Скажи на милость, кто тут выдра-на-все руки — ты или я? — спросила Улли. — Ты Улли или я — Улли, а? Кажется мне, что он как будто все-таки колчерукий кот-обормот. Или ты скажешь, что ты выдра-на-все-руки?

— Ты, ты у нас выдра-на-все-руки! — покорно подтвердил Роберто. — Только будь так добра, выключи, если можно, воду!

— А вот и не выключу! Она не выключается! — радостно закричала Улли, выскакивая из ванны и расплескивая вокруг себя воду. — Поглядите-ка! Ну же, скорее! Поглядите!

Она подбежала к окну, остальные тоже подошли.

Вытянув лапку в сторону фьорда, Улли показывала им что-то на берегу, а сама так и прыгала от возбуждения:

— Ну, видите? Видите там?

— Час от часу не легче! — в один голос ахнули Бенни и Роберто.

У самой воды Улли установила большую корабельную помпу. Эта помпа качала по длинной толстой трубе, протянутой через сад, а затем вверх по стене дома, морскую воду, которая по ступала из моря прямехонько в седьмой номер.

— А теперь посмотрите сюда! — Улли уже суетилась возле ванны, показывая вмонтированные у верхнего края тонкие трубки, концы которых уходили в пол.

— Свежая вода все время вливается, а использованная выливается! Сливная труба проходит в каморку при кухне, оттуда в сад и кончается в море. Вода холодная-прехолодная, потому что другой конец насосной установки я поместила в море на глубине тридцати метров. Ну, как вам это? Правда же, гениально? Ну, признавайтесь же скорее, что гениально придумано! Вам мало? Тогда учтите, что благо даря такой холоднющей воде вы можете пользоваться этой комнатой вместо холодильника.

Улли снова бултыхнулась в ванну и разлеглась там кверху пузом. — А теперь похвали те меня как следует!

— Ты просто чудо! — начал расхваливать ее Роберто. — Я думаю, ты самая талантливая выдра в стране!

— Во всем мире! — завопила Улли.

— Конечно же, во всем мире! — согласился Роберто, исправляя свою ошибку.

— Об этом я непременно напишу в своей газете! — восхищенно воскликнул Бенни. — «Раздолье над фьордом» — первый пансионат, где есть даже комната для налимов!

Улли обернулась к Бенни и строго потребовала:

— Но только чтобы в газете была моя фотография! Большой, хороший, цветной портрет умницы Улли!

— Само собой, — пробубнил Бенни, с головой ушедший в записи, которые он торопливо делал в своем блокноте. — Как же без цветной фотографии!

— Уррра! — обрадовалась Улли и так забила лапками по воде, что брызги так и посыпались вокруг.

— Я полагаю, что не буду не скромным, если попрошу, чтобы в газете напечатали и мой хотя бы совсем небольшой портретик, —  вмешался Роберто немного обиженным голосом. — Ведь как-никак я директор этого пансионата и, в сущности, именно мне при надлежит идея устроить в доме номер для налимов!

— Ну конечно же! — успокоил его Бенни. —  Я сфотографирую вас обоих. И разумеется, так же Самсона.

— И Грету тоже! — быстро напомнила Улли. — Подумайте только, как грустно будет Грете, если в газете не будет ее портрета! У нее же такая нарядная форма!

— Грету я уже сфотографировал, — успокоил ее Бенни. — Ее фотография появится в разделе культуры, потому что она влюбилась в шотландского поэта. А про вас троих будет напечатано в новостях.

— Бедненькая старенькая фрекен Криллеберг! — вздохнула Улли. — Только о ней одной ничего не напечатают в газете!

— За нее ты можешь не беспокоиться, — сказал Бенни, — потому что я отснял целую пленку о том, как она крушила яблоневый сад. Рассказ про фрекен Криллеберг попадет в суббот нее приложение. У меня там есть целая страница, которая называется «Духовное здоровье и здоровое тело». На мой взгляд, это самое под ходящее место для фрекен Криллеберг. Кстати, Роберто… А этот номер для налимов уже кем-нибудь заказа»?

— А как же! — ответил Роберто. — Заказчик — настоящий четырнадцати килограммовый здоровяк. Его зовут Хельге, и он должен прибыть уже завтра утром.

— Поразительно! — пробубнил Бенни, так яростно строча в своем блокноте, что чернила брызгали из-под пера. — А можно уточнить, каким образом четырнадцати килограммовый налим переберется через прибрежные скалы, через сад и поднимется по такой крутой лестнице?

— Кхе-кхе! — смущенно кашлянул Роберто, бросая отчаянные взгляды в сторону Улли.

— Вот видишь! Об этом ты забыл подумать, уважаемый господин директор гостиницы, — сказал Бенни, нахально скаля свои желтые крысиные зубы.

— Улли ни о чем не забыла подумать! — оглушительно завопила Улли. Она снова выскочила из ванны и принялась все показывать и давать объяснения: — Посмотрите-ка на эту трубу! Как вы думаете, почему это Улли выбрала такую широкую?

3
1 1
2 2
3 4
4 8
5 9