Смертельная кастрюля, или Возвращение Печенюшкина | Страница 9 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Конечно, обожаемая Фантолетта! — откликнулся дракон. Он поднялся в воздух на высоту человеческого роста, а фея быстро отвела девочек в сторону, чтоб не дошел до них жар от пламени.

Дракошкиус медленно летел по кругу, не двигая раскинутыми крыльями. Черная голова его с полузакрытыми глазами поникла, из пасти белой вырывалось ровное пламя, выжигавшее узкую полоску травы, а рыжая голова неспешно, как бы сама с собой, говорила:

— И все же это совершенно лишнее занятие, клянусь Волшебной книгой. Три круга, столько времени, дым может кто-нибудь учуять. Пора поставить вопрос на Совете Магов. К чему столько предосторожностей, хватило бы обычного заклинания.

Не так чтобы нестерпимо, но все же становилось жарко.

Капли пота из-под шапок-невидимок стекали сестренкам на лоб.

Первой сбросила свою шапку Аленка, за ней Лиза, а затем и Фантолетта. Дракон стал невидим. Теперь лишь язык пламени двигался по кругу. Но вот и Дракошкиус внезапно появился, тоже не выдержав зноя. Смахнув все три шапки с голов одним движением гигантской лапы, Мурлыка Баюнович засунул их под крыло. Первое кольцо сомкнулось, и дракон опустился на землю.

— Может, дождик кликнуть? — спросил он фею. — Столько неудобств из-за этого огня.

— Нет, нет, мой друг! — испугалась красавица. — Надо поторопиться. Ведь мы отвечаем не только за себя.

— Торопиться поздно! — раздался непонятно откуда все тот же жуткий голос. — Сказано было: вам не уйти. Но не в наших правилах нападать внезапно, со спины. Готовьтесь к атаке!

Если волшебники и были застигнуты врасплох, то сестры Зайкины этого не почувствовали. Едва услышав голос, Фантолетта ударила зонтиком в землю, и в ней появился окоп. Зонт сам собой перевернулся в воздухе, раскрылся, вырос и опустился на окоп, став полушарием крыши. Алена и Лиза мигом оказались внутри, сидящими на земляных скамейках, покрытых дерном. Крыша над ними посветлела до полной прозрачности.

Дракон висел над убежищем сестренок, выдыхая пламя, грозный и готовый к бою. Две головы его поворачивались, оглядывая окрестности, а со стороны черной, ненадежной головы, стояла Фантолетта. Лица ее девочки не видели, но можно предположить, что оно было жестким и решительным. Ведь даже складки платья феи вдруг начали отливать сталью. А с обеих сторон, из леса на просеку, замыкая беглецов в клещи, надвигалось на них неведомое войско.

И бой начался.

Глава четвертая

Путь картоморов

Дракошкиус медленно ворочал головами, выдыхая длинные, стелющиеся языки пламени. Трава на просеке и вокруг ближайших деревьев, вспыхнув, как тополиный пух, так же мгновенно прогорела. Наступавшие стали видны отчетливо, словно в страшном сне. Это были те же уродцы, что нагло пытались захватить сестренок Зайкиных прямо в детской, и на сей раз им просто не было числа. Они накатывались медленно и неотвратимо, будто океанский прибой.

Фея выхватила из сумочки, висевшей на плече, клубок пряжи с двумя стальными спицами. Спицы она бросила вверх, и дракон ловко подхватил их, но уже не спицы, а два исполинских меча. Клубок же Фантолетта метнула оземь, туда, где Дракошкиус выжигал первый магический круг. И сразу огненный вал высотой в человеческий рост вырос на месте круга; нападавшие замерли перед ним.

А из леса все ползли и ползли тысячи маленьких страшилищ.

На передних наползали задние, на тех следующие, и скоро сплошная масса атакующих сравнялась по высоте с огненным валом. Видимо, огня они не боялись и вот-вот готовы были перевалиться внутрь. Дракон носился по кругу, мечи сверкали, разметывая нечисть, однако место, которое он покидал, через миг занимало еще большее число уродцев. Крылья Дракошкиуса поднимали бурю, деревья вдоль просеки стонали и гнулись, как трава, но и это было нипочем зловещим пришельцам.

В руках Фантолетты оказался перламутровый театральный бинокль. Фея поднесла его к глазам, перевернув, и, под взглядом сквозь чудесные стекла, загадочное войско отступило на десяток метров.

— Ой! — крикнула Аленка Лизе. — Гляди!

Прямо перед сестрами нависла над огненным валом бурая масса и мгновенно перетекла, закрыв огонь, внутрь кольца.

Фантолетта сорвала с шеи жемчужное ожерелье и швырнула на землю. Там, где упали драгоценные зерна, взметнулись морские волны и выхлестнули наружу, унося нападавших на гребнях пены.

«Неужели все из-за меня? — думала Лиза. — Если до нас доберутся, я Аленку накрою дерном, а сама сдамся, лишь бы ее спасти…»

А схватка тянулась, и, похоже, фея начинала уставать.

Сквозь лик яростной девы-воительницы, как рябь на телеэкране, все чаще и чаще проступали старческие черты. Дракошкиус тоже заметил это.

— В укрытие! — проревел он Фантолетте. — Немедленно! Осталось последнее средство!

Он не договорил еще, а старушка — да, чего уж скрывать старушка, оказалась рядом с сестренками под защитным колпаком. Скомкав свой чепец и закрыв им лицо, фея расплакалась горючими бессильными слезами.

Дракон застыл над куполом, подпуская врагов вплотную.

Когда уродцы облепили прозрачную поверхность, как мухи сахарную голову, он, зажмурившись, с неимоверной силой ударил мечи друг о друга.

Хорошо, что защитная поверхность не пропускала звук. Девчонки сидели, закрыв глаза, они не видели и не слышали чудовищного взрыва, ощутив лишь легкий толчок. Когда Лиза решилась разомкнуть веки, перед глазами ее предстало вот что.

Гигантская воронка-котлован. Посередине, как высохший палец великана, торчит желто-бурый столб обожженной земли.

На нем, под куполом, — она, Аленка и фея. Вокруг столба, страшный, черный, с опаленными усами и обгоревшей шерстью, обвился дракон. Бока его неровно, прерывисто вздымались.

Вдали, у краев воронки, наползала снова и шевелящейся массой текла вниз армия их противников.

— Наверное, все, — устало подумала Лиза. — Маму жалко…

Что же это за тайна проклятая такая?..

Неизвестно, о чем бы еще успела она подумать, но тут даже сквозь защитный колпак до нее донесся сначала легкий, быстро нарастающий гул.

К краю котловины несся по просеке серебряно-голубой под вечерним солнцем, невероятный, фантастический, сумасшедший водный поток. Как будто великан-невидимка бежал к ним со всех ног, волоча за собой прозрачный шланг, метров десяти в поперечнике. Вот горло шланга достигло края воронки и в дно ее невиданным водопадом ударила хрустальная, искрящаяся радугами влага.

А наверху этого чудо-водопада, над хлещущим потоком, восседала, непонятно на чем, крохотная, золотисто-оранжевая обезьянка. Во все горло она распевала незатейливую, только что придуманную песенку:

Девчонкам и старушкам, Чтоб не было беды, Поможет Печенюшкин И принесет воды! В ней радуги сверкают Чешуйками язей, Врагов она пугает И радует друзей!

С непостижимой скоростью полчища маленьких страшилищ устремились вверх по бокам котлована и сгинули, растворились бесследно в искореженном взрывом лесу.

Длиннющим прыжком обезьянка перемахнула на крышу купола и в следующее мгновенье оказалась у Лизы на плече. Кончиком пушистого хвоста она ласково потрепала по носу Аленку.

— Пиччи! Я знала, что ты придешь! — воскликнула Лиза в лучших традициях героини старинного романа.

— Да-а, ребятки, — забавно почесал Печенюшкин коготками в затылке, — что же вы тут творите с окружающей средой?

Он подмигнул Алене, протянул лапку к ее уху и вдруг вытащил оттуда листок подорожника.

— Подорожник-трава, на сердце тревога… — пропел герой. — А знаете, как он залечивает раны? Ну-ка, гляньте!

Листок с ладони обезьянки плавно поднялся в воздух (купола уже не было), вырос до размеров одеяла и закружил над местом схватки. Там, где он пролетал, окрестности вновь принимали прежний вид: затянулась огромная воронка, выпрямились и зазеленели деревья, легкий вечерний ветерок тронул шелковую траву.

Пропал и окопчик. Теперь девочки, фея и Пиччи сидели на скамейках прямо посередине просеки. А между скамейками возвышался круглый, покрытый дерном столик, в центре которого и оказался теперь фальшивый гриб-боровик.

Рядом застыл конец удивительного «пожарного шланга», тянувшегося невесть откуда. Голубоватая прозрачная труба толщиной с трехэтажный дом — вы где-нибудь видели такое? Сестренки на трубу поглядывали с опаской — вдруг опять польется- прямо на них. Заметив это, Печенюшкин мигом оказался у шланга и ласково похлопал гиганта по боку, как верного коня.

9
Белоусов Сергей Михайлович: Смертельная кастрюля, или Возвращение Печенюшкина 1
Предисловие: ТОГДА В ФАНТАЗИЛЬЕ 1
Часть первая: НЕВИННЫЕ НЕГОДЯИ 2
Глава первая: Покупатель тайн 2
Глава вторая: День рождения Алены 4
Глава третья: Бой с перерывом на уборку 6
Глава четвертая: Путь картоморов 9
Глава пятая: Пленница по имени Кожурка 11
Глава шестая: Вальс в пламени 13
Глава седьмая: Слово короля 15
Часть вторая: БРИЛЛИАНТЫ БАРАБУЛИ 18
Глава первая: «До встречи в Рио!..» 18
Глава вторая: Вот компания какая 20
Глава третья: Погружение в лабиринт 22
Глава четвертая: Проигравший выбывает насовсем 25
Глава пятая: Тень Старого Джентльмена 27
Глава шестая: Свидание в ночи 29
Глава седьмая: Солнечное братство 32
Часть третья: МАСТЕР НЕВОЗМОЖНОГО 35
Глава первая: Старый перец 35
Глава вторая: Ландшафт с лягушатами 38
Глава третья: Игры взаперти 40
Глава четвертая: Похищение в Нью-Йорке 42
Глава пятая: Время «Г» 45
Глава шестая: Улица Просвещенного Дракона 47
Глава седьмая: Равнение на вершину 49