Смертельная кастрюля, или Возвращение Печенюшкина | Страница 29 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Брахнамуру были известны многие тайны йоги. Совершенно нечувствительный к хитрым медикаментам, развязывающим язык, он держался целый год. Пытать его бандиты остерегались. Не выдержи врач, секрет мог умереть вместе с ним.

А я, как назло, торчал в Кара-дель-Плато. Шла война: две страны не могли поделить маленькую долину. Каждая считала ее своей. Вспоминать тошно. Наконец все кончилось миром. И тут обнаружилось, что гангстеры раздобыли новейшую сыворотку правды, во сне ввели ее Брахнамуру и узнали все. Преступники завладели картой, документами, четырьмя камнями и по горячим следам отправились за кладом.

— Где же они теперь?! — у Лизы горели глаза.

— Да, можно сказать, за спиной, — спокойно ответил Печенюшкин. — Часа через два будут здесь. Если мы хотим первыми добраться до сокровищ, надо поторапливаться.

— И ты молчал! — разгневался Федя. — Мы тебе кто — пешки?! Чурки с глазами?! Скрутим их сейчас, да и оставим здесь навсегда!

— Я полагаю, — вмешалась фея, — что хранитель клада имеет право на руководство действиями. Ему виднее, как поступать.

— Объясните мне, — не выдержал Клубень, — откуда такие сведения? Бандиты в пещере, почти рядом с нами, а никто об этом даже не догадывается, только вы в курсе всего.

— Троллейбус, — объяснил Пиччи. — Это мой испытанный соратник. Стоит себе у пещеры, врагам невидим, а сам все примечает и сообщает хозяину и другу.

— А-га… — Клубень надолго задумался.

— Но вы же могли помешать им войти в пещеру, — изумился Глазок. — Свои возможности вы прекрасно показали во дворце короля.

— Знаете, — загадочно откликнулся Печенюшкин, — врагов, как и друзей, я предпочитаю иметь поблизости. Давайте-ка в путь, тем более — дальше дорога простая. Пять поворотов налево, два направо и еще три налево…

Еще через полчаса дорогу внезапно перерезала пропасть. Метров пяти в ширину, она была настолько глубокой, что свет не достигал дна. Осторожный Федя кинул камешек вниз, и все затихли, прислушиваясь.

— Да это ничего, — подбадривал Пиччи. — Сейчас мост соорудим. Мост тесовый — расписной, перильца витые, цепи кованые. — Он молодецки засвистел, войдя в роль королевича из сказки, словно подзывал верного коня.

На цепях, крепившихся к своду, повис над пустотой широкий мост с резными перилами. Он уходил далеко вперед, за противоположный край пропасти. В отличие от ближней, обрывистой кромки, дальняя была пологой и скользкой. На той стороне, справа, в скале зияла огромная дыра и из нее сочился, уходя вниз по склону, тоненький ручеек.

Алена, не так давно заявившая об усталости, сидела теперь на плечах у Печенюшкина. Худенький, щупловатый с виду, герой нес ее легко, как пушинку.

— Ну, что, Аленушка, — предложил он, — покажем пример? Или вот что! Пусть, кто боится, идет по мосту, а мы с тобой отколем смертельный номер.

Неизвестно, что случилось с не слишком-то смелой Аленкой, но она согласно и даже с азартом кивнула.

Тотчас в руках Печенюшкина оказались скрипка и смычок. Узкий, светящийся луч, не толще волоса, лег через пропасть рядом с мостом. Сыграв краткое, тревожащее вступление, мальчик коснулся луча подошвами кроссовок.

Алена сидела неподвижно, крепко обхватив руками шею Пиччи. Скрипка упиралась в ее локоть, но это не влияло на качество исполнения. Его одобрил бы сам великий Паганини. Никто ведь, кстати, не знал в подробностях прошлое Печенюшкина. Он вполне мог оказаться учеником божественного маэстро.

Лиза доверяла своему герою безгранично, и все же необъяснимое беспокойство затрудняло ее дыхание.

Скользить по лезвию ножа, Дрожа от сладости пореза, Чтоб навсегда зашлась душа, Привыкнув к холоду железа, —

неслышно бормотал Пиччи.

Ступив на пологий склон, мальчик уверенно развернулся и, высоко подняв смычок и скрипку, слегка поклонился зрителям. Слегка — поскольку на плечах его продолжала сидеть Алена, тоже важно склонившая головку. Вот девочка оказалась уже на земле, рядом с Пиччи. Держась за руки, они посылали спутникам воздушные поцелуи.

Смычок и скрипка, повиснув над Печенюшкиным, слились и превратились в большой пестрый шар. Шар медленно опускался на землю, но внезапно движение воздуха подхватило его и, словно в трубу пылесоса, затянуло в тоннель, из которого вытекал ручеек.

Того, что случилось вслед, никто из зрителей предвидеть не мог.

Слабый хлопок послышался из тоннеля, и вдруг, словно в ответ ему, раздался ужасающий грохот обвала. Ревущий поток вырвался из черной дыры, устремляясь в пропасть. Огромные острые камни ворочались в нем не в силах противостоять бешеному напору воды.

Печенюшкин успел лишь подхватить Алену и на вытянутых руках высоко поднять над собой. Мерцание защитной сферы окружило девочку. В следующий миг поток настиг их и безжалостно швырнул в бездну.

Лиза кричала, пыталась броситься за сестренкой, но Фантолетта и Федя удержали ее.

Водяная лавина гремела еще пару минут, затем стихла. Иссяк даже слабенький ручеек, бежавший из дыры раньше. Очевидно, подземный водоем, разрушенный обвалом, был теперь пуст.

Мост уцелел. Вода и камни не дотянулись до него совсем чуть-чуть. Пусти Печенюшкин свой чудо-луч левее моста, они с Аленкой остались бы невредимы.

— Случайная, дурацкая неожиданность, — уговаривала Фантолетта Лизу и себя. — Все предвидеть невозможно. Я уверена — Аленка невредима. Печенюшкин волоску с ее головы не позволит упасть!

Лиза вспомнила прозрачный, мерцающий шар, в котором очутилась ее сестренка.

Красными от слез глазами она робко обводила фею, картоморов и домового, ища утешения и поддержки.

— Почему же они не возвращаются? — шептала Лиза. — Хоть бы весточку подали, что живы…

Как будто услышав ее, из темного провала бездны с отвратительным писком взмыла летучая мышь. Она пронеслась над путниками, уронив прямо в руки девочки какой-то предмет, и в почтительном отдалении, наверху, укрылась за одним из сталактитов.

Вскрикнув, Лиза глядела на бриллиант Коломбы, снова вернувшийся к ней.

Зеленый лучик потянулся от камня, уперся в стену, и по ней, словно в световой газете, быстро побежали буквы.

Федя, устроив на колене потрепанный блокнот, стенографировал послание.

Громко, торопясь, боясь сбиться, Лиза читала вслух:

«Мы целы, Аленка не ушиблась, волнуемся за вас. Угодили в ловушку Заусенчатых Обормотов, тех, кто рыл эти пещеры когда-то. Выберемся сами, но быстро не получится. Идите вперед к сокровищам. Ждите нас в конце пути. Осталось три поворота налево, два направо и еще три — налево. И помните — на хвосте у вас бандиты. Торопитесь! Не вешайте нос! Подательнице письма вручите ответ. Алена. Пиччи.»

Ответ получился немногословным: «Пусть сокращаются большие расстояния! Целуем, волнуемся, ждем.»

Листок из блокнота Федя положил на доски мостика, сам отошел в сторонку. Крылатая почтальонша сорвалась с потолка и, схватив записку, исчезла в провале.

Предстояло решать, что делать с бандитами. Клубень склонялся к сражению. Фантолетта и Глазок поддерживали его. Кожурка, Неровня и Лиза противились, ссылаясь на инструкции Печенюшкина. Честно говоря, Лиза отчаянно трусила. Федя, после исчезновения Пиччи принявший командование, раздумывал. Теперь от его выбора зависело все.

— Парни лихие, умелые, — бормотал домовой себе под нос. — Опять же оружие при них. Такую, глядишь, штуку удерут — и не заметишь, как сплошаешь… Будем брать! — закончил он внезапно.

— А может, пусть погуляют? — голос у Лизы дрожал. — Что с ними связываться?

— Будем брать! — решительно повторил Федя. — А ты, Лизок, и не встревай. Это наше с Фантолеттой дело. Посидишь тихонечко вместе с почтенными картошками.

— Несолидно, командир! — протянул Глазок. — Мы тоже кое-чему обучены. Пусть спрячутся женщины и дети. Война мужское ремесло.

— Объясняю для непонятливых, — домовой поднял палец кверху. — Люди они отчаянные, в работе своей мастера. Мастера на мастеров, тут, может, и будет у нас победа, а без жертв не обойдется. Рисковать не могу, — сухо подытожил Федя. — Обойдемся по нашему, по-волшебному…

Глава шестая

Свидание в ночи

— Просыпаюсь в семь часов — открываю свой засов, — бормотал Очисток, буравя глазами стрелки на запястье.

— Он встает, он встает — картоморский наш народ, — подхватил Ловчила, приподнимаясь и зевая. — Бодрая, замечательная песня! Кто это сочинил, ваша тайность?

29
Белоусов Сергей Михайлович: Смертельная кастрюля, или Возвращение Печенюшкина 1
Предисловие: ТОГДА В ФАНТАЗИЛЬЕ 1
Часть первая: НЕВИННЫЕ НЕГОДЯИ 2
Глава первая: Покупатель тайн 2
Глава вторая: День рождения Алены 4
Глава третья: Бой с перерывом на уборку 6
Глава четвертая: Путь картоморов 9
Глава пятая: Пленница по имени Кожурка 11
Глава шестая: Вальс в пламени 13
Глава седьмая: Слово короля 15
Часть вторая: БРИЛЛИАНТЫ БАРАБУЛИ 18
Глава первая: «До встречи в Рио!..» 18
Глава вторая: Вот компания какая 20
Глава третья: Погружение в лабиринт 22
Глава четвертая: Проигравший выбывает насовсем 25
Глава пятая: Тень Старого Джентльмена 27
Глава шестая: Свидание в ночи 29
Глава седьмая: Солнечное братство 32
Часть третья: МАСТЕР НЕВОЗМОЖНОГО 35
Глава первая: Старый перец 35
Глава вторая: Ландшафт с лягушатами 38
Глава третья: Игры взаперти 40
Глава четвертая: Похищение в Нью-Йорке 42
Глава пятая: Время «Г» 45
Глава шестая: Улица Просвещенного Дракона 47
Глава седьмая: Равнение на вершину 49