Сердце дракона, или Путешествие с Печенюшкиным | Страница 9 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

— Граждане Фантазильи! — произнес Пиччи. Голос мальчугана разнесся над площадью и эхом отразился в голове КАЖДОГО жителя Волшебной страны. — Сегодня я прощаюсь с вами! Нас разделила пропасть ненависти и лжи. За самого себя я не умею и не хочу бороться. Но — один раз и навсегда — я заявляю о своей невиновности! Я неповинен во всех тех ужасных, мерзких, смешных преступлениях и проступках, о которых, брызжа слюной, вопит Фантазилья. Сердце мое разрывается от обиды, но я гордо принимаю приговор! К жителям ТАКОЙ страны я не вернусь никогда! Если народ Фантазильи станет прежним и в единодушном раскаянии попросит о прощении, я буду с вами вновь. Прощайте!..

Когда оцепенение, вызванное речью, прошло, случайные ее свидетели — добрые жители Феервилля — яростно потянулись за камнями и палками. Град метательных снарядов обрушился на пьедестал, к ногам бронзовых сестер.

Печенюшкина на площади не было.

— Ничего не понимаю! — Лиза вскочила, глядя на фей с опасливым подозрением. — Вы что, тоже ненавидите Пиччи?!

— Как ты могла подумать такое?! — У тетушки Хлои набежали на глаза легкие старческие слезы. — Я тебе скажу, во всем виновато правительство! Им это зачем-то надо. Вот Флора мне не верит…

— Хлоя, ты вечно держишь меня за ребенка, — безнадежно возмутилась тетушка Флора. — При чем здесь правительство? Оно все было хорошим и вдруг все стало плохим! Правительство одурачили, как и остальных.

— Флора, не говори глупости, я тебя не слышу! Как оно все могло быть хорошим, если летом у нас два месяца не текла горячая вода. Зато зимой протекала крыша. Всякий раз в мороз после оттепелей. И чем помогло нам твое правительство, если Печенюшкин в конце концов починил крышу собственными руками?

— Кому-то понадобилось удалить Печенюшкина из Фантазильи, — продолжала тетушка Флора. — Здесь чувствуется тайная, необыкновенно мощная и злая сила.

— Но это уже было! — удивилась Лиза. — Когда Ляпус отравил все напитки-пирамидки, одурманил народ и стал верховным правителем. И опять народ одурманили. Надо только узнать — кто?

— С Ляпусом было проще, — размышляла младшая фея. — И он был на виду, и отравленный источник. Да и цели злодея сразу оказались ясными. И народ наш сейчас иной, не такой, как при Ляпусе. Злой только к Пиччи-Нюшу. И сейчас, когда его с нами нет, злость эта как-то затухает. В остальном люди такие, как и всегда. Только стали угрюмее и черствее.

— И все же, почему ВЫ не изменились и любите Пиччи по-прежнему? — Лиза ударилась в анализ. — Может, это как-то связано с отсутствием волшебной силы? Тогда плохо. Значит, у всех-всех остальных мозги отравлены. А если причина другая, то могут и еще остаться пиччилюбы. Но как их найти?..

Алена разглядывала остатки сладостей, потом тетушек. На лице ее читались сомнения.

— Можно мне еще бутербродик? — вдруг попросила она. — С маслом, с сыром. И кофе с молоком. Вы простите, пожалуйста, я, наверно, просто давно не ела.

Тетушки в смятении переглянулись.

— …Это такое безобразие! — взорвалась неожиданно тетушка Хлоя, не поднимая глаз от стыда. — Морить голодом двух одиноких старух! Замолчи, Флора! Раньше разносчик приходил каждый день и все оставлял на крыльце! Все сто сорок лет, с тех пор, как я не выхожу! А сейчас его нет две недели! И что ты теперь скажешь про свое правительство, Флора?!

Лиза медленно привставала со стула.

— Ка-ак?!! У вас нечего есть?! И вы из последних остатков закармливаете нас до отвала?! — У нее покатились слезы. — Торт!.. Печенье… Вот почему вы считали, что сахару маловато…

Алена заплакала еще раньше.

— Надо же угостить… — бормотала тетушка Хлоя, беспомощно разводя руками. — Ой, я так обрадовалась, когда увидела троллейбус. Побежала стряпать… Мне так неудобно, так неловко получилось… Флора, у нас еще булка, она сухая, это ничего, я ее потом освежу в духовке. И есть целый фунт крупы. Нам ведь совсем немного надо.

Девчонок выдуло из комнаты вихрем.

Через минуту, вернувшись, они выгрузили на стол содержимое двух принесенных из машины рюкзачков — припасы Печенюшкина и свои.

— …Что вы… Зачем… — шептали старушки. — Мы бы обошлись. Вам самим не хватит. Такие молодые — в этом возрасте нужно хорошо питаться…

— Разберемся. — Лиза сортировала жестянки. — Не волнуйтесь. Так. Ананасы, ананасы, персики, авокадо, киви, опять ананасы, банановый крем, вишня, манго… все. Это фрукты. Теперь дальше. Говядина в желе, салями, паштет из индейки…

— Молока нет? — робко спросила тетушка Хлоя.

— Сейчас посмотрим. Ага! Вот… Нет. Вот тут!.. Опять не то. Где-то было, по-моему…

— Там нет молока, — подала голос Алена. — Я точно знаю. И у Пиччи не было. Ни сгущенки, ни концен… короче, никакого. Я бы взяла.

— Понимаете, — сникла тетушка Хлоя, — Флора не может без молока. У нее больной желудок, я варю ей кашу по вечерам…

— Нет проблем! — закричала Лиза, чувствуя себя на коне, вернее за рулем. — Мы на машине, сейчас вам корову доставим. Ленка, доить умеешь?!

— Не валяй дурака, — осадила младшая. — Просто сходим за молоком. Расскажите, бабушки, у вас его продают, меняют или так дарят? И вообще, где оно живет, молоко?

— Магазин близко, — ответила тетушка Флора. — Вверх полтора квартала. И платить ничего не надо — приходишь, выбираешь и несешь домой. — Она грустно улыбнулась. — Нам, двум калекам, и это не под силу. Хлоя ходит легко, но у нее совсем слабые руки. Даже литр молока — это же тяжесть. А в магазин ведут семь ступенек: может закружиться голова.

— Разносчик приходил к вам из магазина? — поинтересовалась Лиза.

— Да, конечно. Хлоя ругает правительство, а я думаю, что он просто заболел.

— А связаться с магазином можно? У вас есть телефон или что-то вроде?!

— Вот в том-то и дело! — Тетушка Хлоя расслышала Лизин вопрос. — Уже две недели, как сломан видеотелефон. Я уверена, что это поврежден кабель! Опять где-нибудь роют! Молодежь вечно ищет клады!..

— Две недели нет разносчика. Две недели сломан телефон. — Лиза размышляла вслух. — Печенюшкина когда изгнали?.. Семнадцатый день? Слишком много совпадений… Алена! Я сгоняю за молоком и заодно кое-что выясню. Я быстро. Ты пока оставайся с бабушками.

— Вот уж фигушки! — возмутилась младшая. — Только вместе! А вдруг тебя кто зацапает и ты не вернешься.

— Леночка! — втолковывала сестра. — Лучше я одна не вернусь, чем мы обе. Тогда еще и бабушки без еды пропадут. Да и не случится со мной ничего. Я беру таблетки и перстень, а тебе на всякий случай оставляю троллейбус. И, пока я хожу, — Лиза открыла главный козырь, — ты почитаешь бабушкам вслух книжку про Печенюшкина. Знаешь, как им будет приятно.

Алену, ОБОЖАВШУЮ читать кому-либо вслух, сразил последний Лизин довод, бывший как раз наименее убедительным…

Запомнить обильные наставления тетушек не представлялось возможным, да и вряд ли было необходимо. Добрые феи вели себя так, словно гостья их собиралась по меньшей мере на звездные войны. С плетеной корзинкой и бидоном Лиза выскочила за дверь. Тетушка Хлоя с порога выкрикивала ей вслед все те же инструкции.

— …Как только придешь в магазин, позвони корове! Ты помнишь, ее зовут Цецилия! И если она даст парного, так можно взять сразу бидон. А если сегодня не было надоя, ты бери от нее же две бутылочки и пакетик сухого. Обязательно передай привет от Флоры и Хлои и спроси, как здоровье Пумси, ее теленочка… И телефон, вдруг его там не найдешь! Моргенмильх, шестнадцать сорок! Цецилия!..

«Как бы не так! — думала Лиза, закрывая за собой калитку. — Вот уж приветы я как раз передавать не буду. И, вообще, никому не скажу, кто меня послал. Хорошо бы, конечно, ошибиться, но сильно похоже, что тетушек забыли не случайно».

Глава четвертая

ТЕЛЕФОН КОРОВЫ. ЗАГОВОР

Вывеска магазина Лизу очаровала. В пенном молочном океане на розовом, очевидно кисельном, островке как раз хватало места для столика и двух легких кресел. В одном из них восседал зеленый симпатяга-дракон, в другом — фиолетовый, лоснящийся, похожий на чудо-баклажан гиппопотам с честной и открытой физиономией. Сотрапезники чокались огромными резными кружками с молоком. За ними, в кокетливом белом переднике и накрахмаленном кружевном чепце, стояла с подносом голубоглазая красавица корова. Образчики продукции высились на подносе: бутылки и кружки молока, головки сыра, высокие стаканы с йогуртом, груда разнокалиберных творожных сырков в ярких обертках из фольги, вазочки с мороженым и взбитыми сливками…

9
Белоусов Сергей Михайлович: Сердце дракона, или Путешествие с Печенюшкиным 1
ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! 1
Часть первая: Облава на рыжих 1
Глава первая: ПЕРЕЛЕТНЫЕ СЕСТРЫ 1
Глава вторая: ФАКЕЛЫ ФЕЕРВИЛЛЯ 4
Глава третья: ДОМИК ЗАБЫТЫХ ФЕЙ 6
Глава четвертая: ТЕЛЕФОН КОРОВЫ. ЗАГОВОР 9
Глава пятая: АРХИВ ПЕЧЕНЮШКИНА 13
Глава шестая: «ТВОЙ БРАТ ФИНДЕЛЯБР» 16
Глава седьмая: ОГУРЕЦ, КОТОРОГО СТОРОНИЛИСЬ 19
Часть вторая: Миссия в Портфей 22
Глава первая: ИМЯ ЗЛА 22
Глава вторая: ПЕЧЕНЮШКИН СТРОИТ БЛИНОМЕТ 26
Глава третья: «НАЙДЕННАЯ В КАПУСТЕ» 29
Глава четвертая: КРАСНОЕ ДЕРЕВО 32
Глава пятая: ИСПОВЕДЬ БАЗИЛЕВСА 35
Глава шестая: ТЫЩЕНЦИЯ КУВЫРК 39
Глава седьмая: СПЕКТАКЛЬ С СЮРПРИЗАМИ 42
Часть третья: Перстень Елизаветы 45
Глава первая: КОСОГОЛОВЫЙ ПРИШЕЛЕЦ 45
Глава вторая: ОДИННАДЦАТЬ САБЕЛЬ 48
Глава третья: ТАРАНТУЛ И ТАРАНТЕЛЛА 51
Глава четвертая: ПЕЩЕРНЫЕ СТРАСТИ 54
Глава пятая: ВОСКРЕСЕНИЕ ВО ВТОРНИК 57
Глава шестая: СТАНЦИЯ ПЕРЕД ПРЕИСПОДНЕЙ 60
Глава седьмая: РОЗА, СЕРДЦЕ, КОРАБЛЬ 63