Сердце дракона, или Путешествие с Печенюшкиным | Страница 42 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Разбитая лодка на берегу, гибель рыбацкой семьи, парусиновое платьице найденыша — все эти заранее продуманные детали призваны были усыпить недоверие Базилевса. Становилась понятной и внезапная смерть конюха Трефилия. Очевидно, в гостях у своей любимицы он неожиданно проник в тайну Тыщенции Кувырк и, потрясенный, покончил с собой.

И все же удар судьбы не сломил полководца. Седой, с разбитым навеки сердцем, он снова встал во главе фантазильской армии. Одно его имя обращало в трепет врагов. Очистив границы и надолго вернув стране мир, Базилевс занялся внутренними делами.

После исчезновения Тыщенции демоны зла разгулялись в Фантазилье, как матросы в портовом кабаке. Попадая в лапы трех Дракошкиусов, они гибли десятками, но свою неуловимую предводительницу не выдавали, сами не зная, где она скрывается и как выглядит теперь.

Базилевс делал все возможное для того, чтобы найти приемную дочь, но втайне, не признаваясь себе, рад был, что встречи не происходит. Без колебаний уничтожив Тыщенцию, дракон, вслед за этим, неизбежно покончил бы и с собой.

Снилось ему теперь всегда одно и то же. Жаркий день, солнечное марево, запах прогретой травы и девочка с замурзанной, исцарапанной, перепачканной черно-фиолетовым соком рожицей, выбирающаяся из зарослей ежевики и тянущая к нему, Базилевсу, ручонку с несколькими полураздавленными ягодами…

— Вы все рассказали верно, милый мой Пиччи. — Дракон, мобилизовав силы, вновь говорил спокойно. — Осталось добавить чуть-чуть. Через несколько лет пропала и подруга Тыщенции Ноэми. В отсутствие ее родителей к берегу, близ их замка причалил корабль, ведомый неизвестным красавцем рыцарем. Вдоль бортов его вместо пушек стояли кадки с вечноцветущими яблонями. На другой же день, будто обезумев, Принцесса Ветров обвенчалась с загадочным капитаном, и судно отплыло в штормовой океан… Больше никто ее не видел. Ходили слухи, что корабль разбился о скалы и все пассажиры его погибли, но доказательств этому нет.

Неоспорим другой факт. После исчезновения Ноэми буйство сил мрака сразу пошло на убыль и вскоре почти прекратилось. Уже немало лет все мы живем спокойно. Я и сейчас не знаю, есть ли связь между этими событиями.

С тех пор я пережил немало приключений и здесь и наверху. Возраст дает о себе знать все чаще. Если бы не друг мой Тюнь-Пунь, я, вероятно, не дожил бы до сегодняшнего дня. Наша случайная встреча когда-то в Китае и моя незначительная помощь мудрецу обернулись долгой и плодотворной дружбой. Остаток жизни моей протекал безрадостно, но ваше появление, дорогой Пиччи-Нюш, заронило в мое сердце надежду… Скажите, каким образом надеетесь вы в будущем, в вашем времени, оживить моего племянника?

— Когда Мурлыка Дракошкиус явился Лизе во сне, — медленно произнес Печенюшкин, — он упомянул о волшебной коробочке с гримом, принадлежащей Тюнь-Пуню, о зеленой краске. Я прошу врачевателя рассказать нам — в чем заключается чудесное действие грима?

— Есть древняя легенда, — неуверенно начал китаец. — Если живописец изображает дракона, нельзя полностью прорисовывать глаза. Стоит коснуться его зрачков зеленой краской — дракон оживет и улетит. Быть может, в этом и заключается секрет воскрешения племянника Базилевса? Но вы, Пиччи, должны найти ЗДЕСЬ Мурлыку Баюновича и передать ему мой рассказ о коробке с красками. Тогда круг замкнется. Мои знания — через вас, дракона, Лизу — снова попадут к вам в будущем. Мурлыка Дракошкиус оживет, вспомнит тайну предмета, побеждающего зло, и вы, все вместе, расправитесь с силами тьмы.

— Вы забываете о главном, — печально возразил мальчик, — о том, чего нельзя восстановить. Пробито сердце дракона. К великому сожалению, мы оказались в тупике…

Базилевс пружинисто сел на постели.

— У меня хватит сил прорубить выход! — воскликнул он, позабыв о болезни. — Только не перебивайте, прошу вас! Уверяю — другого выхода не найти. Подойдите ко мне поближе, друзья! Слушайте же…

Глава седьмая

СПЕКТАКЛЬ С СЮРПРИЗАМИ

— Кто тебе, Печенюшечкин, дороже — какой-нибудь китайский мудрец или, например, я?! — Лиза серьезно обиделась. — Почему поехал Тюнь-Пунь? Я, может быть, больше всех хотела Дракошкиуса увидеть!

— Ты хоть во сне с ним встречалась, — грустно заметила Алена. — А я вообще никак. Уже и голос его стала забывать. Пиччи! Ну теперь-то ТОЧНО все будет нормально? Почему ты нам мало рассказываешь?

— Ничего себе, мало! Часа три болтаю. Даже охрип… Тюнь-Пунь поехал предупредить Мурлыку Баюновича, потому что они прекрасно знакомы. Дракон ему доверяет. К тому же задача у мудреца непростая. То, что он скажет Дракошкиусу, тот должен забыть и вспомнить лишь после смерти, явившись Лизе во сне. Это, конечно, слишком уж мудрено. Но проще у нас не вышло, делать нечего.

— Ну и что! — не сдавалась Лиза. — Отправились бы все вместе. Как интересно! Мы его знаем, а он нас нет. Ты как считаешь, мы бы ему понравились? Слушай, он же меня и не видел с коротким носом!

— Поспешать надо, Лизавета! — Узнав, что пора домой, Федя стал заметно нервничать. — Делов — край непочатый. Меня, поди, лиходеи уже и с поста сковырнули. Вернусь — душу из них выну. Ух, Печенюшкин, и наведем мы с тобой шороху!

Пиччи рассеянно кивнул.

— Можем и шороху навести, — заметил он, глядя на домового с легким оттенком сомнения, — и тень на плетень… Это мы запросто… Вот только мне, изгнаннику, из своей мастерской не выйти. Как доставить туда тело Мурлыки Баюновича из Драконьей пещеры? Тыщенция Кувырк смертельно напугана. Его воскресение — это ее погибель. Она всеми силами будет нам мешать, а мы даже не знаем, где скрывается колдунья.

— За Дракошкиусом мы с Аленой слазим, — уверенно объявила Лиза. — Нам к пещерной жизни не привыкать. То в Фантазилье за водичкой гоняли, то в Бразилии за бриллиантами. Только надо фонарики. В Драконьей пещере сильно уж темно. Пиччи! А мы его унесем, каменного? Тяжелый ведь! Что, если Дракошкиуса прямо там живой водой из ведра полить? Вот честно скажи — ты об этом думал?!

— Ну, если честно, так даже поливал. Увы, не тот случай. Если пробито сердце дракона, не помогает и живая вода. Воскресить дракона еще никому не удавалось. Мы с вами первопроходцы.

— А ты до конца теперь будешь темнить? — Лиза укоризненно поморщилась. — Что за манера? Ведь явно, у тебя программа действий выстроена. Что, приятно нас за слепых котят держать?

— Лизонька, милая, не обижайся! — взмолился Печенюшкин. — Во-первых, программа у меня еще с пустотами. Нерешенных вопросов уйма. Во-вторых, чем меньше вы знаете, тем меньше можете случайно выболтать. Нет, нет, вы девочки умные и осторожные. Но больно уж враги у нас серьезные, могут и обманом разговорить… Алена, а ну улыбнись! Я смотрю, ты заплакать собралась — это, во всяком случае, преждевременно. Давайте лучше уточним планы на вечер. Тюнь-Пунь обещал вернуться после обеда, в семь у нас последний спектакль на площади — закрытие сезона. Прощаться с Базилевсом будем до представления или после?

— Я хочу после, — жалобно протянула Аленка. — А то мы все впопыхах живем. Лампусик, мы вечером уезжаем, а ты так и не узнал, кто мне цветы с браслетами присылает?

Эльф замялся, даже покраснел от смущения.

— Аленушка, я выясню, если хочешь, — пробормотал он, запинаясь. — Только стоит ли? Вдруг ты будешь разочарована? Может, твой поклонник маленький, или толстый, или лысый, или какой-нибудь гномик с красным носом. А то еще, скажем, тролль или водяной…

Алена задумалась над сомнительной радостью обладания истиной.

— Ладно! — объявила она. — Не буду торопиться. Только, чур, давайте сюда еще вернемся, если все хорошо кончится. С новой пьесой. У Лизки давно руки чешутся. Как ты ее назовешь? «Затерянная в картошке»?

— Остроумной себя считаешь? — обиделась Лиза. — Конечно, оскорбить творческую личность ничего не стоит. Я бы критиковать разрешала только тому, кто сам талантливый мастер. Да еще и удачливый, чтоб никому не завидовал. А следующую пьесу я назову просто. Например, так: «Коварство низменных злодеев и трепетной красавицы любовь».

— Дельно! — одобрил Федя. — На такое народ повалит. И то — надо о приданом не забывать. На один домик мы уже, почитай, сколотили. Хотя и без убранства: машина-стиралка нужна, диванчик какой-никакой, в кухню буфет да табуретки, люстры-лампочки, начнешь покупать — не кончишь… Однако, Лизон, тебе этих пьес штук пяток придется накатать.

42
Белоусов Сергей Михайлович: Сердце дракона, или Путешествие с Печенюшкиным 1
ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! 1
Часть первая: Облава на рыжих 1
Глава первая: ПЕРЕЛЕТНЫЕ СЕСТРЫ 1
Глава вторая: ФАКЕЛЫ ФЕЕРВИЛЛЯ 4
Глава третья: ДОМИК ЗАБЫТЫХ ФЕЙ 6
Глава четвертая: ТЕЛЕФОН КОРОВЫ. ЗАГОВОР 9
Глава пятая: АРХИВ ПЕЧЕНЮШКИНА 13
Глава шестая: «ТВОЙ БРАТ ФИНДЕЛЯБР» 16
Глава седьмая: ОГУРЕЦ, КОТОРОГО СТОРОНИЛИСЬ 19
Часть вторая: Миссия в Портфей 22
Глава первая: ИМЯ ЗЛА 22
Глава вторая: ПЕЧЕНЮШКИН СТРОИТ БЛИНОМЕТ 26
Глава третья: «НАЙДЕННАЯ В КАПУСТЕ» 29
Глава четвертая: КРАСНОЕ ДЕРЕВО 32
Глава пятая: ИСПОВЕДЬ БАЗИЛЕВСА 35
Глава шестая: ТЫЩЕНЦИЯ КУВЫРК 39
Глава седьмая: СПЕКТАКЛЬ С СЮРПРИЗАМИ 42
Часть третья: Перстень Елизаветы 45
Глава первая: КОСОГОЛОВЫЙ ПРИШЕЛЕЦ 45
Глава вторая: ОДИННАДЦАТЬ САБЕЛЬ 48
Глава третья: ТАРАНТУЛ И ТАРАНТЕЛЛА 51
Глава четвертая: ПЕЩЕРНЫЕ СТРАСТИ 54
Глава пятая: ВОСКРЕСЕНИЕ ВО ВТОРНИК 57
Глава шестая: СТАНЦИЯ ПЕРЕД ПРЕИСПОДНЕЙ 60
Глава седьмая: РОЗА, СЕРДЦЕ, КОРАБЛЬ 63