Вдоль по радуге, Или приключения Печенюшкина | Страница 5 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Эту книгу маме подарили на работе в день рождения. Девочки знали, что раньше мама плохо засыпала и поэтому перед сном всегда прочитывала одну-две страницы. Последнее время мама не жаловалась на бессонницу, и книга давно стояла на дальней полке нетронутой. Однажды Лиза слышала, как папа сказал маме:

— Книга дорогая, издание богатое, но, уверяю, даже в «букинист» ее не примут.

И Лиза поняла, что уж в этой-то книге можно сделать тайник.

Сто пятидесятая страница начиналась загадочной фразой: «Рагозин задумчиво посмотрел на прокатный стан и вспомнил Аделину, и весь тот вечер после профсоюзной конференции в Крюкове». Фраза эта не заинтересовала и Лизу.

Она в который уже раз доставала вложенный между страницами кусочек белого глянцевого картона; на нем золотыми буквами с разводами было напечатано: «Чемпион. Медведь и клоун. Звонить по телефону: раз, два, три и еще половинка». В углу карточки четким почерком было вишневым фломастером выведено: «В любое время дня и ночи рад видеть дорогих моих подружек Лизу и Алену».

Сестры опять разглядывали карточку, вспоминая веселые дурачества клоуна-медведя, потом Лиза со вздохом вкладывала ее обратно в книгу, забиралась на стул, вставала на цыпочки и, держась одной рукой за стеллаж, осторожно ставила книгу на место.

За эту неделю с сестренками произошло еще несколько мелких приключений. Как-то за ужином тушеные овощи в их тарелках превратились вдруг в жареную картошку, обильно политую кетчупом… Когда Аленка, засыпая, вечером лежала на диване в гостиной и хныкала, что не будет раздеваться, умываться и стелить постель, она неожиданно оказалась в своей тщательно разобранной постельке, чистая, с вычищенными зубами и в ночной рубашке. От восторга у нее даже сон прошел, и они с Лизой еще полчаса обсуждали это происшествие, изумляясь и хихикая.

Два дня назад Лиза полезла снимать старую раскраску с верхней полки стеллажа, для чего встала на стул, а потом на спинку стула. Внезапно стул пошатнулся, девочка полетела вниз и врезалась спиной в угол деревянной боковины дивана.

Наблюдавшая эту сцену Алена побелела и закричала так, что прибежало четверо соседей.

Казалось, перелом позвоночника обеспечен, но Лиза поднялась с пола, ошеломленно покрутила головой и засмеялась. У нее ничего не болело, а на месте удара не было ни синяка, ни ссадины.

Понятно, что все эти чудеса происходили, когда родителей не оказывалось дома.

Вот еще случай. Когда Алена была в садике, во время прогулки пошел дождик. Пока воспитательница Людмила Никаноровна скликала ребят с детской площадки, Аленка зашла за угол, подставила ладошки под водосточный желоб и вволю напилась ржавой воды, от которой ломило зубы. После этого она вытерла руки о курточку и, как ни в чем не бывало, присоединилась к остальным детям, заходящим в группу.

К вечеру у девочки заболел живот и красными лампочками разгорелись щеки. Папа ахнул, придя за дочкой после работы, отнес ее домой на руках и, первым делом, смерил температуру. Ртутный столбик дополз до отметки 39,7. Мама работала вечером, поэтому папа оставил дочек вдвоем и стремглав побежал в аптеку.

Он вернулся через полчаса с полными карманами лекарств и остолбенел в дверях, увидев, как Лиза с Аленкой наверху пирамиды из кухонных табуреток играют в цирковых акробатов.

(Лиза потом уверяла Алену, что точно слышала, как из угла коридора, откуда-то снизу раздалось тоненькое мелодичное хихиканье.)

Папа схватил младшую дочь на руки, ничего не понимая, заглянул в ее ясные хитрые глаза, потрогал лоб губами и снова запихнул градусник под мышку. Термометр показал 36,6. Болезнь исчезла. За ужином Алена съела две порции гречневой каши, а папа поссорился с мамой, которая ему не верила, и они целый вечер не разговаривали. Только девочки понимали, в чем тут дело, но ничего не могли родителям объяснить.

В это воскресенье днем папа с мамой уходили в кино. В кинотеатре, недалеко от их дома, повторяли старый американский фильм «Этот безумный, безумный, безумный мир».

Папа видел его когда-то, а мама — нет, потому что была моложе папы и интересовалась в ту пору другими вещами. Так они объясняли дочерям.

— Папа, — сказала Лиза. — Америка ведь плохая страна. Там мучили дядю Тома раньше, а сейчас американцы за войну и хотят на нас напасть. А их президенту я бы вообще показала! Зачем вы идете смотреть их дрянский фильм?!

— Лизонька, — спокойно ответил отец. — Народов плохих не бывает, бывают плохие правители. Народ Америки против войны, но богачи, которым выгодно делать оружие, убеждают народ, что мы хотим напасть на них, и получают за оружие много денег. А этот фильм делали американцы, которые против войны. Потому-то мы с мамой и идем его смотреть.

— Вот вырасту, — мрачно заметила Лиза, — поеду в Америку и помогу им сделать революцию против всех богачей.

— Экспорт революции мы осуждаем, — мягко заметил папа.

Он начал было обсуждать с дочерью происки заокеанских монополий, но тут вмешалась мама:

— Милый, — сказала она папе, — ты объясняй так, чтобы ребенку было понятно. И не сейчас, потому что мы опаздываем. Лиза! Обед на плите, к ужину мы вернемся. Обязательно почитай Алене, сделай уроки и не забудь, что в четыре часа по телевизору «В гостях у сказки».

— А про «В гостях у сказки» я тоже не забуду, — заверила маму Алена, и родители благополучно отбыли в кино.

— Лиза, — сварливо заявила Аленка, — ты делай уроки, а я пока порисую. А то ты не успеешь мне почитать. Ты ведь так долго можешь в зеркало смотреть и на свой нос пальцем нажимать. Ты что, думаешь, у тебя вместо носа морковка выросла, как у снежной бабы?

— Лена, — со вздохом проговорила Лиза, — делать замечания старшим неприлично.

Однако от зеркала отошла, села за стол и раскрыла тетрадь и учебник по математике.

Аленка, тихо пыхтя, портила фломастером раскраску, Лиза писала в тетради, что-то молча прикидывая в уме, и вот…

— Аленочка, — спросила Лиза странным, напряженным голосом, — что ты там разукрашиваешь?

— Бабу Ягу в ступе, — беззаботно ответила Алена. — Смотри, какая злая. Я ей черный нос сделала, а глазки красные.

— Бабу Ягу в ступе, — забормотала Лиза. — Ягу в ступе, в ступе, в ступе…

Она медленно поднялась со стула, взяв свою коробочку с фломастерами, подошла к бледно-розовому пятну на обоях и, присев на корточки, принялась тихо трудиться над ним.

Алена, потеряв дар речи от такого варварства, следила за сестрой, не отрываясь.

Буквально за несколько минут на обоях появилась цветная картинка, четкая, словно из мультика. Черная тяжелая ступа в пятнах ржавчины, а в ней сидит, отталкиваясь от обоев зонтиком с оборочками, аккуратная седая старушка в чепчике и старинном платье. Глаза у старушки были бледно-голубые, добрые, губы бантиком, подкрашенные, а лицо в мелких уютных морщинках.

— Кто это? — выдохнула Алена. — Мама заругается, но давай не будем стирать — очень картинка красивая.

— Я сама не знаю, кто это, — растерянно отозвалась Лиза. — Я и не хотела. Оно само рисуется. Чудеса…

— Это уж точно, чудеса, — сообщила из ступы старушка. Она развернулась поудобнее и наполовину высунулась из стены вместе со ступой и зонтиком, приобретая объем.

Старушка дернула зонтик за ручку, он вылез из стены весь, раскрылся и, как парашют, мягко опустил свой груз на пол. При этом ступа со своей хозяйкой оказалась в комнате уже полностью.

Розовое плотное облачко закрыло путешественницу от сестер на мгновение, расплылось до потолка и тут же растаяло. В комнате сильно запахло мятой. Когда розовый туман рассеялся, сестренки обнаружили, что ступа вместе с содержимым успела вырасти.

Звучит это, наверное, странно, но к чудесам тоже можно привыкнуть. Девочки даже не испугались, да и старушка, надо сказать, выглядела удивительно доброй и приветливой.

— Эх! — сказала Лиза, не обнаруживая чувства такта. — А я думала, Федя прилетит.

— Федя в тюрьме, — отозвалась старушка горестно и попыталась вылезти из ступы, но та оказалась слишком высокой.

Алена исчезла из комнаты и тут же появилась вновь с табуреткой. Она подставила табурет к ступе, взобралась наверх и протянула гостье обе руки:

— Давайте, бабушка, я вам помогу, — предложила девочка. — Мама говорит, что у меня ручки сильные, и в садике меня хвалят.

— Алене бы нашей только хвастаться, — возмутилась Лиза. — Я сама помогу бабушке. Я же ее нарисовала!

5
Белоусов Сергей Михайлович: Вдоль по радуге, Или приключения Печенюшкина 1
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: Злодей в серебряном капюшоне 1
Глава первая: Чудеса только начинаются 1
Глава вторая: Суматоха с балабончиками 3
Глава третья: Прогулка в ступе 4
Глава четвертая: История волшебной страны 6
Глава пятая: Ваше капюшонство 8
Глава шестая: Таблетки Фантолетты 9
Глава седьмая: Ловушка для волшебников 11
Глава восьмая: Королева пустыни 13
Глава девятая: Воспоминания злодея 15
Глава десятая: Печенюшкин. История первая 17
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: Сестры-спасительницы 19
Глава первая: Принимаю вызов 19
Глава вторая: Схватка в тюрьме 21
Глава третья: Главная площадь 24
Глава четвертая: Партия в куклы 26
Глава пятая: Печенюшкин. История вторая 28
Глава шестая: Признание Мануэлы 31
Глава седьмая: Тайна Драконьей пещеры 33
Глава восьмая: Печенюшкин. История третья 35
Глава девятая: Последний бой 37
Глава десятая: Перед антрактом 39