Вдоль по радуге, Или приключения Печенюшкина | Страница 3 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Башмак уже стоял в форточке на радуге. Федя кувыркнулся в воздухе и оказался в башмаке. Опять только рыжая всклокоченная голова его с маленькими, как у улитки, рожками торчала снаружи. Он помахал Лизе рукой и вдруг закричал:

— А Печенюшкина встретишь — не верь! Он зверь, тоже, душевный, но приврать страсть как любит! Пока! Пишите письма, значит, мелким почерком, поскольку места мало в башмаке!

Лиза махала рукой, кричала: «Пока!.. Пока!..», башмак с невероятной скоростью заскользил вверх по радуге, превратился в розовую точку, слился с радугой и пропал.

Тут только девочка догадалась взглянуть на часы. Стрелки показывали 13 часов с четвертью. До первого урока оставалось пятнадцать минут.

Глава вторая

Суматоха с балабончиками

В школу Лиза не опоздала: прибежала в класс со звонком, запыхавшись и тараща глаза. Зато она забыла очки, дневник и расческу. Самое обидное, что оправдываться было бесполезно. Ну кто бы поверил, что из стены у Лизы возник маленький домовой в башмаке, ел борщ, пил кофе, а потом улетел по радуге?..

Лиза в свою учительницу Инну Васильевну, ну, прямо, влюблена была, слушалась ее больше, чем родителей. Но если рассказать такое Инне Васильевне, она вначале улыбнется, потом рассердится, а потом пошлет девочку к врачу.

Несмотря на возраст и романтический характер, Лиза прекрасно понимала, что без доказательств ей не поверит никто. Значит, надо ждать доказательств. Неясно было все же, когда прилетит Федя: может, завтра, может, через месяц, а может, вовсе через год. Поэтому вся надежда была на балабончики. Хотя, когда они начнут раскрываться, Федя ей точно не сообщил.

«Значит, надо терпеть, — сказала себе Лиза, — и научиться жить так, словно ничего не было. Надо кончать четверть и попытаться заработать по математике „пять“, чтобы мама была довольна». Ночью Лиза спала плохо, а под утро ей приснилось, что на уроке физкультуры она бежит по дорожке спортплощадки и видит: на ногах у нее не чешки, а розовые клоунские башмаки 45-го размера с полуоторванными подошвами. А наверху, в баскетбольной «корзинке» сидит учитель физкультуры Ростислав Николаевич с рыжей, как у Феди, бородой и кричит ужасную чепуху:

— Ты на бегу-то кувыркайся, кувыркайся, Лизок! А будешь падать, очки надень, а то радугу не увидишь!..

Прошли три дня. Лиза уже ни на что не надеялась. Наступил вечер пятницы, и родители собирались в театр.

Папа стоял в дверях в плаще, мама пудрилась перед зеркалом в коридоре и давала девочкам последние наставления. Сестра Алена хныкала в детской — не хотела, чтобы папа с мамой уходили. Лиза стояла в коридоре и угрюмо чертила по полу носком тапка. Ей тоже было тоскливо остаться на весь вечер вдвоем с сестрой, но хныкать ведь несолидно.

Наконец, дверь захлопнулась, и Алена заревела в голос.

— Аленка, — хмуро сказала Лиза, — хочешь, я тебе почитаю?

— А-а-а-а-а-а-а! — захлебывалась сестренка. — А ты не знаешь, не знаешь, Лизочкина, что я хочу почитать-то! А-а-а-а-а-а!

— А ты выбери книгу, какую хочешь, — ответила Лиза, безрадостно смиряясь с ролью няньки.

Алена, успокаиваясь понемногу, но все еще пыхтя, влезла на стул и достала с полки толстую затрепанную книгу — сборник сказок, где были и «Приключения Буратино».

— Вот, — протянула она книгу сестре. — Я хочу про Буратино, только, чур, опять сначала.

— Ладно, сначала, только сперва умойся: руки грязные, рожа зареванная — смотреть противно, — сказала Лиза с папиной интонацией.

Алена недоверчиво оглядела руки, потом в зеркало — физиономию с карими припухшими глазами и тугими розовыми щеками в грязноватых подтеках и, бормоча что-то ворчливо себе под нос, пошла в ванную. Слышно было, как она подтаскивает табуретку к выключателю, как щелкает им, включая свет, как сопит, поворачивая тугой кран, и вдруг…

— Лиза, Лиза!! — на пронзительной ноте кричала Аленка. — Скорее! Гляди! Ой!!

В три прыжка подскочив к двери, Лиза глянула в ванную и застыла, открыв рот.

Шипучей коричневой струей, наполняя комнату ни с чем не сравнимым ароматом, хлестала из крана пепси-кола.

Лиза стояла, не в силах сдвинуться с места, и мысль: «Неужели!» — металась в ее разом опустевшей голове, как синица под потолком. Хозяйственная Алена уже притащила из кухни большую красную кастрюлю и подставила под кран.

Пепси-кола текла еще минуты три, девочки только успевали менять посуду, потом кран фыркнул, замолчал, и сам собой повернулся обратно вентиль. Раздалось ниоткуда тоненькое хихиканье, и чей-то задорный голос сказал:

— Ну, хватит, девчонки, лопнете еще.

Набралось чудесного напитка вот сколько: большая кастрюля, трехлитровый бидон и стеклянная трехлитровая банка из-под сока. Когда Лиза снова отвернула кран, оттуда лилась обычная вода.

Они пили пепси-колу чашками, черпая прямо из кастрюли, пили сопя, отдуваясь, потом дружно начали икать, поставили чашки на стол, и Алена с трудом спросила:

— Лиза-ик! А кто ее-ик! ик! в кран налил?… ик! ик! ик!

— Аленка-ик! — торжественно ответила Лиза. — Это-ик! балабончики-ик! ик! ик!

Лиза глубоко вздохнула, не выдыхая воздух, зажала нос, посидела так, сколько смогла, с шумом выдохнула и, избавившись на время от икоты, начала рассказывать:

— Во вторник днем ко мне прилетал домовой Федя, который фея из сказки, и рассыпал здесь балабончики. А это такие маленькие шарики, и они светятся. А когда они лопаются, происходят чудеса. Я уже думала, что не начнется, но вот, началось-ик! — она закрыла рот ладошкой и сияющими глазами уставилась на Аленку.

Тут тихо начала распахиваться дверь в коридор. Аленка открыла рот, чтобы закричать, одной рукой схватилась за Лизу, а другой прижала к себе бидон с пепси-колой. В кухню сама собой въехала белая кукольная коляска, на сиденье которой мягким розово-голубоватым цветом мерцал малюсенький шарик. Если б он не светился, переливаясь, девочки, наверное, и не заметили бы его.

Коляска остановилась посреди кухни, шарик подпрыгнул на сиденье раз, другой, третий, все выше и выше, мягко перелетел на стол и начал расти. Он стал величиной с апельсин, потом с арбуз и продолжал увеличиваться.

— Хватит! — закричала Аленка, вдруг испугавшись по-настоящему.

Шар как будто только этого и ждал. Он со звоном лопнул, мелкие брызги взлетели под потолок и застыли на нем голубыми и розовыми звездами, а на столе, на месте шара возвышался торт невероятной красоты.

Он был весь из мороженого, залитого блестящим шоколадом и украшенного маленькими фигурками зверюшек, сделанных из кусочков дыни, персика, арбуза, ананаса и еще каких-то неизвестных фруктов. На торте печатными буквами нежно-желтоватого крема была сделана надпись: «Ешь хоть сколько — не беда. Не простынешь никогда!»

Два огромных куска отделились от торта, сами легли на взявшиеся ниоткуда тарелочки и оказались перед Лизой и Аленкой. Возле каждой тарелочки появилась ложка с ручкой в виде попугая.

Вкус торта не поддавался описанию. «Это — как праздник в животе», — думала Лиза, расправляясь со вторым куском.

— Аленка, — спросила Лиза вдруг, — зачем ты орала: «Хватит!», — может, он бы еще рос?

— А если бы там был кто-то злой? — невнятно ответила Алена с полным ртом. — Он как закричит на меня толстым голосом, и я забоюсь.

— Хи-хи-хи-хи-хи-хи! — засмеялись где-то в углу под батареей. Оттуда выкатились два балабончика, не переставая хихикать, раздулись каждый до размеров хорошего яблока и затанцевали в воздухе, пытаясь стукнуть друг друга, как боксеры на ринге.

Вот они столкнулись, пропали, зазвенели тонкие колокольчики и отовсюду — из стен кухни, из потолка, даже из холодильника — выросли целые охапки цветов. Похоже было, что кухню завернули в огромную клумбу.

Здесь были розы, гвоздики, пионы, нарциссы, астры, флоксы, георгины, гладиолусы, лилии, ромашки, настурции и еще множество цветов, названий которых девочки не знали. На полу цветы росли головками вверх, на потолке — головками вниз и, видимо, это их нисколько не смущало.

Головы у девочек закружились от запахов, а сердца сладко замирали.

— Лиза, — прошептала Алена, — а папа с мамой это увидят?

— Нет, — ответила Лиза, — взрослым после шестнадцати лет смотреть не получается.

— Давай тогда торт доедим, — предложила Аленка, — все же пропадет потом, а он такой вкусный, даже лучше, чем сосательные конфеты.

3
Белоусов Сергей Михайлович: Вдоль по радуге, Или приключения Печенюшкина 1
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: Злодей в серебряном капюшоне 1
Глава первая: Чудеса только начинаются 1
Глава вторая: Суматоха с балабончиками 3
Глава третья: Прогулка в ступе 4
Глава четвертая: История волшебной страны 6
Глава пятая: Ваше капюшонство 8
Глава шестая: Таблетки Фантолетты 9
Глава седьмая: Ловушка для волшебников 11
Глава восьмая: Королева пустыни 13
Глава девятая: Воспоминания злодея 15
Глава десятая: Печенюшкин. История первая 17
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: Сестры-спасительницы 19
Глава первая: Принимаю вызов 19
Глава вторая: Схватка в тюрьме 21
Глава третья: Главная площадь 24
Глава четвертая: Партия в куклы 26
Глава пятая: Печенюшкин. История вторая 28
Глава шестая: Признание Мануэлы 31
Глава седьмая: Тайна Драконьей пещеры 33
Глава восьмая: Печенюшкин. История третья 35
Глава девятая: Последний бой 37
Глава десятая: Перед антрактом 39