В стране невыученных уроков-2, или Возвращение в страну невыученных уроков | Страница 9 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

- Держись крепче за ветку, - посоветовал я ей, сам едва шевеля языком. - Женьчик, ты не спишь?

- Засыпаю. - Женьчик обнял обеими руками толстенный сук, с блаженной улыбкой прижался к нему щекой и закрыл глаза.

- Сними ремень и привяжись к дереву, а то свалишься! - велел я сквозь наваливающийся сон, подумав о том, что давно уже не видел слёз на его глазах.

Дальше я ничего не помню.

Когда я проснулся, то увидел, что лежу на сене в каком-то большом шалаше. Люська и Женьчик спали рядом. У моих ног, свернувшись, похрапывал Рекс.

Я толкнул его в бок, и пёс открыл глаза.

- Где мы, Рекс?

- Спроси что-нибудь полегче! - ответил он, зевая. - Мы можем оказаться где угодно. Я перестал удивляться.

- Пусть ребята ещё поспят, а мы разведаем, может, на море есть какая-нибудь лодка или корабль. Надо же выбираться отсюда!

Мы вышли из шалаша и с изумлением увидели, что никакого моря к в помине нет, не говоря уже о кораблях и лодках.

- Вставайте, ребята! - закричал Рекс, бросаясь к шалашу. - Посмотрите, какой прекрасный день! Солнышко взошло, птички поют!

- Да ну тебя, Рекс, - недовольно сказала Люська, протирая глаза, - мне такой интересный сон снился! Просто сказка, а ты не дал досмотреть!

- Ты любишь сказки? - удивился Женьчик, который уже давно проснулся, но ленился вставать.

- Конечно, люблю. А что, нельзя?

- Нет, почему. Катя, правда, говорила, что от сказок нет никакой пользы. Мне тоже кажется, что сказки любят только маленькие дети…

- Много она понимает, твоя Катя! - возмутилась Люська. - Ты вспомни, на уроке Вера Ивановна рассказывала нам о том, как сочиняли сказки старушки в деревнях. Даже взрослые люди любили их слушать.

- А Пушкину, - добавил я, - сказки рассказывала его няня Арина Родионовна. А потом, когда Пушкин вырос, он сам стал писать сказки в стихах.

- А ещё Вера Ивановна говорила, - подхватила Люська, - что сказки сочиняли люди, которые не умели ни читать, ни писать. Эти сказки передавались из уст в уста, поэтому их называют устными сказками.

- Устным народным творчеством, - уточнил я. - Вставать пора. Посмотрите на Рекса. Вон он как вертит носом.

- Опять он приведёт нас в какое-нибудь жуткое место! - проворчал Женьчик.

- Подъём! - крикнул я, решив прекратить бесполезные и даже вредные разговоры.

- В дорогу! - рявкнул Рекс. - Я учуял нужный запах. За мной!

Мы послушно отправились за собакой.

Чем дальше мы шли, тем гуще становился лес, тем громче пели птицы. Один раз нам дорогу перебежал заяц.

- Ой, - всплеснула руками Люська, - это плохая примета, мне бабушка рассказывала!

Это замечание, конечно, ничуть нас не обрадовало. Чего-чего, а неприятностей в этой Стране мы встретили уже достаточно!

Внезапно справа что-то блеснуло. Это была маленькая речка.

- Я хочу умыться, - решительно заявил Женьчик.

- И я, - подхватила Люська.

- Умывайтесь, только быстрее! - приказал Рекс.

Мы спустились к речке, умылись и отправились вслед за Рексом, который не отрывал носа от тропинки.

Неожиданно над головой у нас громко закаркал большой чёрный ворон.

- Чтоб тебя! Напугал! - крикнула Люська.

Мы вышли на опушку леса, поросшую яркой зелёной травой. Посередине её стоял удивительный дом без окон и дверей.

- А может, это избушка на курьих ножках? - насторожённо поинтересовался Женьчик.

- Подойдём поближе - увидим. Не бойся! - подбодрил его я.

- Да я и не боюсь! - заявил Женьчик, стараясь не выдавать своих чувств.

Мы подошли поближе. Точно - избушка на курьих ножках! Она была развёрнута к нам глухой стеной.

- Пойдём дальше? - спросила Люська.

- А давайте попросим её повернуться к нам, - предложил Женьчик. - Помните, как рассказывала Вера Ивановна… - И он закричал: - «Избушка, избушка, повернись к нам…» Кажется, так?

- Нет, не так, - покачал я головой.

- А, вспомнил, вспомнил! «Избушка, избушка повернись к лесу задом, а к нам передом!»

- Ну что? - засмеялась Люська. - Она как стояла - так и стоит. А ещё хвастался, что вспомнил!

- Подождите, - не сдавался Женьчик, - она ещё что-то говорила… Вот вертится на языке…

- Ну, когда перестанет вертеться, тогда и скажешь! - съехидничала Люська.

- Вспомнил! - радостно закричал Женька. - «Эй ты, избушка на курьих ножках! Стань по-старому, как мать поставила! К нам передом, к лесу задом!»

Избушка задрожала и, медленно переступая куриными ногами, повернулась к нам передом.

Стали видны два маленьких оконца и покосившаяся дверь.

С противным скрипом эта дверь медленно отворилась, и на пороге появилась старушка в ветхом платье. На её седую голову был надет поношенный платок.

- Какие люди пожаловали! - очень ласковым голосом сказала она, словно пропела.

Высунувшийся вслед за старушкой чёрный кот, увидев Рекса, злобно зашипел.

- Брысь! - строго сказала старушка. - Иди в избу! Что я тебе сказала! Ступай!

Кот нехотя, с достоинством удалился в глубь избушки.

- Гуляете, детки? - сладким голосом поинтересовалась незнакомка. - Ты, наверно, устала, Люсенька?

- Откуда вы знаете, как меня зовут? - удивилась Люся.

Старушка засмеялась.

- Я, милая, долго на свете живу. Всё знаю.

- А вы, случайно, не Баба Яга? - недоверчиво поинтересовался Женьчик.

Старушка засуетилась и стала приглашать нас в свою избу.

- Устали вы, милые мои, есть хотите, а у меня сегодня пироги с яблоками, мёд с лесных цветов, вишни, сливы, молоко в кувшине, орехи… Заходите, гости дорогие!

- Я так проголодалась! - заявила Люська.

- И я, - подхватил Женьчик.

- Так входите же, детки дорогие! Стол накрыт.

Рекс зарычал. Видно, почуял неладное. Мне стало страшно.

- Никуда, ребята, не ходите! Баба Яга это! - закричал я. - Она нас заманить хочет и…

- Ах, какой ты глупенький, мальчик Витя, - покачала головой старушка. - Разве я похожа на Бабу Ягу? Я просто одинокая старушка, которая пошла как-то в лес, набрела на заброшенную избушку, да и поселилась в ней.

Она распахнула дверь в горницу, и мы увидели стол, уставленный блюдами с пирогами, кувшин с молоком, ягоды в плетеных корзиночках.

- Чего вы ещё ждёте? - спросила старушка. - Ну-ка, Люсенька, покажи этим трусишкам, какая ты смелая.

Она взяла Люсю за руку, и та покорно последовала за ней…

- И я, и я с вами! - кинулся было за ними Женьчик, но Рекс схватил его зубами за куртку и оттащил от двери, которая тут же захлопнулась за старушкой и Люськой.

- Эх, упустили девчонку! - с досадой прорычал Рекс. - Моя вина, не успел её удержать!

- Ладно, - сказал я, - успокойся, нечего себя казнить. Давайте лучше подумаем, как нам её теперь выручить!

- Ворвёмся в избушку и вытащим её! - решительно предложил Женьчик.

- А ты попробуй открыть дверь, - заметил пёс, - ручаюсь, что Яга её уже заперла.

- А что она сделает с Люсей? - спросил Женьчик.

- Что, что! - проворчал Рекс. - Известно что - зажарит и съест!

- Что? Съест? - Глаза Женьчика округлились от ужаса.

Рекс обеими лапами с силой толкнул дверь, но безуспешно. Она не поддавалась.

- Давайте послушаем под окном, о чём они говорят, - предложил я.

Мы тихо пробрались под распахнутое окошко.

- …ты ешь, ешь, милая, - ласково говорила старуха.

Люська, которая, видно, только сейчас поняла, что попала в ловушку, дрожащим голосом спросила:

- Вы меня выпустите, бабушка?

- А ты съешь пирожочек, тогда и скажу, - ушла от прямого ответа Баба Яга.

- Я съела уже… Выпустите меня, пожалуйста! - взмолилась Люська.

- А разве тебе здесь у меня плохо?

- Значит, не выпустите?

- Не выпущу, милая, не выпущу.

- Да зачем я вам?! - заплакала Люська. - Вы - не добрая старушка. Вы - злая Баба Яга. Добрые старушки не живут в избушках на курьих ножках!

- Ну, вот и умница. Сама догадалась.

- Вы меня хотите изжарить и съесть?

- Нет, что ты! Я давно уже мяса не ем. Вредно оно мне. Не для этого ты мне нужна. Видишь, какая я старенькая? Сил у меня мало, а дел много. Щи сварить, пирог испечь, избу прибрать, пол вымыть, постирать, посуду помыть. Всё это мне самой трудно, спину ломит. Вот ты и будешь моей помощницей. Давно я такую шуструю поджидала…

- Значит, вы меня у себя оставите, а мальчики уйдут?

- Никуда они не уйдут. Они мне тоже нужны. Дров на зиму нарубят, валежник соберут, воды из речки наносят, весной огород посеют, а потом пуще работы прибавится - поливка, прополка. А пса на цепь посажу, пусть избушку охраняет, особенно зимой от волков.

- Бабушка Яга, - еще громче заплакала Люська, - отпустите меня, пожалуйста. Я домой, к маме хочу!

9