В стране невыученных уроков-2, или Возвращение в страну невыученных уроков | Страница 8 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Рекс побежал вперёд, понюхал воздух и приветливо помахал нам хвостом.

Мы потихоньку перебрались поближе к пещере и спрятались за большим камнем, на который греки побросали мотки верёвок.

Вскоре до нас донеслось блеяние овец. Рекс насторожённо приподнял уши.

- Лежите тихо! - скомандовал он нам. - Надо узнать - враги там или друзья!

Мы замерли, прижавшись друг к другу. И вскоре увидели огромного великана, который гнал перед собой стадо овец. На его лбу злобно сверкал единственный глаз.

- Ребята, - прошептал я, - это же Полифем, сын Посейдона. Бедный Одиссей, он занял его пещеру…

- Ты это сейчас всё выдумал, - прошептала Люська, - чтобы напугать нас?

- Я это не выдумал, а прочитал в нашем учебнике по истории древнего мира, - сердито ответил я.

- И ты знаешь, что будет дальше? - насторожился Женьчик.

- Знаю, но не скажу, а то снова начнёте жаловаться, что я вас пугаю.

В это время Полифем, запустив овец в пещеру, завалил вход огромным валуном. Греки оказались в ловушке.

Через некоторое время из пещеры донеслись душераздирающие крики и громкое чавканье…

- Я боюсь, - заплакала Люська.

- Как страшно… - еле слышно пробормотал Женьчик.

Рекс глухо зарычал.

- Полифем сожрал двух моряков, - ужаснулся я. - Тихо! О чём это говорит Одиссей?

- Хочешь отведать вина из этого меха? - донёсся до нас громкий голос Одиссея. - Понравилось?

- Понравилось, - прорычал Полифем. - Если дашь ещё - сделаю тебе подарок.

- Пей! - ответил Одиссей.

Наверное, Полифем выпил ещё… и ещё…

Мы услышали, как он довольно заурчал и обратился к Одиссею:

- Назови своё имя, моряк!

Тот ответил:

- Меня зовут Никто.

Пьяный голос Полифема произнёс:

- Знай же, мой любезный Никто, ты будешь самым последним, кого я съем, когда разделаюсь с прочими! Вот в чём состоит мой подарок!

И мы услышали, как Полифем захрапел…

- Пойдите и разведите костёр, - приказал Одиссей.

- Они развели костёр, слышите, как трещат ветки… - прошептал Женьчик.

Через несколько минут раздался дикий рёв, перешедший в жалобный, но такой же громкий вой.

- Что это? - испугались ребята.

- Это греки пронзили единственный глаз циклопа горящей палкой, чтобы он их не переловил и не съел, - пробормотал я.

На рёв Полифема к пещере прибежали другие циклопы.

- Замрите! - приказал Рекс. - Ни звука!

- Что с тобой, Полифем? - закричали циклопы.

Войти они не могли, так как вход был завален огромным валуном.

- Кто тебя обидел?

- Никто! Никто! - взревел гигант.

- Так чего же ты кричишь, если тебя никто не обидел! - удивились циклопы. - Уймись, не реви так ужасно!

И они разошлись, а Полифем ревел не переставая. Лишь к вечеру в пещере стало тихо.

Подойдя поближе ко входу, я услышал, как Одиссей говорил своим спутникам:

- Какую глупость совершил я, друзья мои. Мы все погибнем, и виноват буду я!

- Мы все виноваты, - попытался кто-то утешить его.

- О нет, нет, виноват только я…

- В чём же твоя вина, Одиссей?

- В том, что я велел вам бросить верёвки у входа в пещеру.

- А разве верёвки могли бы нас спасти? - удивлённо спросил один из моряков.

- Да. Только верёвки.

Я подошёл совсем близко ко входу и тихо сказал, наклонясь к щели:

- Славный Одиссей, разреши мне помочь вам. Здесь есть местечко, куда я мог бы просунуть вам верёвку.

- Сам великий Зевс послал тебя, юноша! - воскликнул повелитель Итаки. - Просунь конец верёвки в щель, а мы втащим её сюда. А когда мы её вытащим, просунь вторую, и делай это, пока они все не окажутся у нас в руках.

- Вы свяжете Полифема? - спросил я.

- Нет, благородный юноша, это нас не спасёт. Он может разорвать верёвки, как нитки, переловить нас всех и съесть. У меня другой замысел. Поторопись!

Я велел Рексу сбегать за Люськой и Женьчиком и просунул конец первой верёвки в щель между скалой и камнем.

Люська и Женьчик разобрали верёвки и подавали их мне одну за другой. Дело у нас спорилось.

- Это последняя! - сказал я, просовывая оставшуюся верёвку. - Удачи вам!

- Нет слов, чтобы выразить благодарность тебе и твоим друзьям. Знаешь ли ты, кого спас?

- Знаю. Благородного властителя Итаки Одиссея, - ответил я. - Желаю вам и вашим спутникам благополучно выбраться из этой пещеры и поскорее прибыть в Итаку, где вас ожидает супруга Пенелопа и сын Телемах.

Настало утро. Зная, что ослепший Полифем нас не увидит, мы опять забрались на скалу и стали внимательно наблюдать за пещерой, ожидая дальнейших событий.

И мы их дождались. Из пещеры донёсся страшный грохот, валун отвалился, открывая вход, и стадо баранов, блея и толкаясь, выбежало из своего укрытия.

За ним шёл, нащупывая дорогу палкой, ослепший Полифем.

- А где же Одиссей и его спутники? - встревоженно поинтересовалась Люська.

- Он, проклятый, их всех слопал! - возмутился Женьчик.

«Одиссей! Хитроумный Одиссей! Неужели это слепое чудовище… - думал я. - Нет, ведь он должен прибыть на Итаку, чтобы сразиться с женихами Пенелопы. Что-то здесь не так. Почему он так радовался верёвкам? Что за тайна?»

- Да уймись же ты наконец! - прикрикнул я на Рекса, который прыгал вокруг меня в каком-то щенячьем восторге. - Тут такое горе, а он…

- Какое там ещё горе?! - воскликнул Рекс. - Радость, а не горе!

- Рекс, ты поглупел!

- Просто ты ничего не видишь у себя под носом! - дерзко огрызнулся Рекс. - Загляни баранам под брюхо, и ты…

- Ах, ты ещё издеваешься! - разозлился я.

- Хозяин, ты просто не видишь того, что вижу я! У тебя глаза высоко, а у меня низко.

Я пригляделся попристальней и заметил, что бараны связаны по двое, а посередине каждой пары привязано по одному спутнику Одиссея.

Вскрикнув от радости, я чмокнул Рекса в морду.

Одиссей и его друзья освободились от верёвок и бросились к своему кораблю.

Ослепший гигант Полифем хватал руками воздух и громко звал: «Никто! Никто!»

Уже стоя на палубе, Одиссей крикнул ему:

- Знай, людоед, что тебя ослепил Одиссей, сын Лаэрта, властитель Итаки!

Мы долго стояли у самого берега и махали руками вслед удаляющемуся судну, хитроумному Одиссею и его спутникам.

Они тоже махали нам и кричали слова благодарности. Когда корабль уже скрылся из виду, мы отошли подальше от зловещей пещеры. Ветер донёс до нас яростный вопль Полифема:

- О владыка морей Посейдон! Отец мой! Пусть Одиссей никогда не увидит отчизны!..

- Кажется, всё, - сказал Рекс. - Пора бы и возвращаться…

- Как хорошо бы сейчас очутиться дома… - вздохнула Люська.

- Бегать по двору, даже ходить в школу… - подхватил Женьчик.

- Всё в своё время, - сказал я, - успокойтесь. - Хорошо, что с нами ничего страшного не случилось!

Едва я успел это произнести, как земля заходила под нами ходуном. Я обернулся и увидел, что к нам бегут два угрожающего вида циклопа.

Решение созрело мгновенно. На противоположной стороне острова росли очень высокие деревья.

- Бежим, ребята! - крикнул я.

Люся и Женьчик с визгом бросились за мной.

- Всем наверх! - скомандовал я, когда мы, опередив неуклюжих гигантов, примчались к оазису.

Я быстро стал карабкаться на очень высокое и толстое дерево, потом втащил Рекса и протянул руку Люське. Она ловко, как обезьянка, цепляясь за ветки, поднялась ещё выше меня. Женьчика я тоже втащил, и он самостоятельно, без всякой помощи забрался на сук почти на самом верху.

Циклопы подбежали к дереву. Один расхрабрился и полез за нами, но Рекс извернулся и укусил его за нос. Циклоп свалился как куль.

- Они нас съедят! - мрачно заметила Люська.

- Подавятся, - ответил я. - Подожди до ночи. Они уснут, мы спокойненько спустимся с дерева и удерём.

- Куда? - спросил Женьчик. - Ты забыл, что мы на острове.

- Ладно, что-нибудь придумаем. Может, им надоест здесь торчать, и они уберутся.

Прошло несколько часов. Циклопы, решив, видно, дождаться, когда мы слезем с дерева, уселись у подножия нашего убежища и захрапели.

- Я есть хочу, - сказала Люська. - Тут висят какие-то фрукты. Вроде сливы, но их есть страшно - вдруг ядовитые.

- А я съем, - сказал Женьчик, - раз всё равно погибнем, чего бояться!

Он сорвал и съел одну большую «сливу».

- Ну и как? - спросила Люська.

- Как, как, - проворчал Женьчик. - Очень вкусно и сытно. Значит, не ядовитая.

Мы с Люськой тоже сорвали несколько «слив» и съели. Рексу тоже досталась одна «слива». Он, не раздумывая, её проглотил.

- Как спать захотелось… - пробормотала Люська.

8