Данилкины сказки | Страница 3 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

Данилка колебался.

– А если Гога не захочет летать? – спросил он.

Шалопай просто в отчаянье пришёл:

– Послушай, если б у тебя были крылья, ты что, не захотел бы летать?!

– Ладно, – согласился мальчик, – давай зови Яшку с Чертёнком и Гогу.

– А Гогу зачем? – возразил Шалопай. – Мы и без Гоги решим, как его спасать. Нет, больной нам на консилиуме не нужен.

Но двор слухом полнился. Гога как-то узнал о предстоящем консилиуме и прибежал, хотя его не ждали. Клюв у него был раскрыт, глаза вытаращены.

– Что это ещё за силиум? – загоготал он.

– Спокойно, – строго сказал Шалопай. – Скоро ты будешь летать!

– Я?! – спросил бесконечно удивлённый Гога.

– Ну, не я же, – ответил пёс. – И не Яшка, наверное. Ты, ты, дорогой.

Гога только беззвучно раскрывал клюв.

– Ты больно-то не волнуйся, – посоветовал ему Шалопай, – я всё обдумал. Тебя потащат на верёвке.

– А? – не понял Гога.

– Вот видишь верёвку? – объяснял пёс. – Один конец привязываем к Яшке, а другой – к тебе. Яшка разбегается, а ты крылья расправил и – полетел!..

Козёл Яшка затряс бородой. Он был удивлён не меньше Гоги. А Шалопай развивал свою мысль дальше:

– Ты не думай, всё будет по-научному – так аэропланы запускают. И они потом летят и даже крыльями не машут.

– А откуда ты знаешь про аэропланы? – спросил Данилка.

– И про консилиум?! – крикнул Чёртенок.

– Из телевизора, – невозмутимо ответил пёс. – Я щенком в доме жил, все вечера телевизор смотрел.

– Телевизор смотреть вр-редно! – поучительно изрёк Чертёнок.

Но Шалопай уже никого не слушал, а разматывал верёвку.

– А как ты будешь нас привязывать? – опасливо спросил Гога.

– Яшку за рога, – деловито отвечал пёс, – а тебя – за шею.

Гога в ужасе отпрянул:

– Так он же меня задушит!

– Вот ещё, – отмахнулся Шалопай, – глупости какие. А ты не жди, когда он тебя задушит, ты – лети!

– Да ни за что! – в отчаянье завопил гусь. – Данилка, спаси меня!

Но тут на помощь Гоге пришёл Яшка.

– Никого тут привязывать не будут, – решительно сказал он. – Сначала меня стреноживали, теперь над Гогой издеваться? Не будет этого!

– Он прав, Шалопай, – согласился Данилка, – пусть Гога ходит пешком, если ему так нравится. Да и куда ему летать?

– Ну и пусть ходит, раз он такой… приземлённый, – Шалопай бросил свою верёвку. – Что ж, это называется: консилиум не состоялся.

– Нет, – поправил его мальчик. – Это называется: консилиум признал пациента здоровым.

– Ур-ра! – как всегда, закричал Чертёнок, а Гога наконец облегчённо вздохнул и захлопал крыльями, на которых ему, судя по всему, не суждено было научиться летать.

Один Шалопай был разочарован. Козёл Яшка легонько толкнул его в бок рогами:

– Не расстраивайся, Айболит. Я тут ещё одного калеку знаю, его-то уж точно надо лечить. И консилиум возражать не станет.

Пёс недоверчиво покосился на козла:

– Ну и кто это?

– Мухомор, – тихо произнёс Яшка. – Кот, а мышей не ловит. Натурально больной! Ты только придумай, как его вылечить…

НА РЫБАЛКУ

– Шалопай, ты чего такой хмурый? – спросил Данилка у друга.

– Не выспался я, – проворчал пёс и зевнул.

В это время поблизости оказался петух Петька. Шалопай вскочил, оскалил зубы да как кинется на Петькин хвост.

– О-ко-ко-ко! Дур-рак! – заорал петух и припустил во все лопатки.

– Сам ты дурак! – огрызнулся вдогонку Шалопай и выплюнул петушиное перо. – Я всю ночь глаз не смыкаю, дом стерегу, под утро только задремал, а тут – кукареку, кукареку! Возле самого крыльца, прямо у меня над ухом!.. Ведь это он нарочно!.. Хоть бы суп из тебя сварили! – громко пожелал Шалопай.

Ладно, ладно, – успокаивал его Данилка, – мы его проучим, так проучим, что больше не посмеет…

– Он, может, и не посмеет, – согласился Шалопай, – а этот пройдоха рыжий…

– Кто? Мухомор?

– Я и говорю, пройдоха и лентяй. День и ночь спит, мышей не ловит… Для чего он вообще в хозяйстве нужен? Не кот, а форменный позор! А твоя бабушка ему ещё кильку покупает…

– Да пусть покупает, – сказал Данилка, – тебе что, жалко?

Ничего мне не жалко! – с досадой ответил Шалопай. – Но ведь ему всё мало, он ещё и косточки у меня норовит стащить! Я, как Петьку загнал на забор, снова задремал. И приснился мне, Данилка, страшный сон. Будто этот Мухоморище кость мою мозговую украл. Я за ним, а он на дерево шасть – и ну её жрать. Прямо на моих глазах… Да ещё говорит: вот так, теперь все мозговые косточки бабушка будет мне отдавать. Так мне обидно стало, что проснулся я от горя весь в слезах. Проснулся, а по мне мышь бегает… Это что же получается? Ему мозговые косточки, а я за него мышей лови?

Данилке стало жаль друга.

– Знаешь что, Шалопаюшка, а пойдём-ка мы с тобой на рыбалку! Рыбы наловим, наедимся – во!

Пёс сразу повеселел:

– Пойдём! А куда?

– В бор, на Круглое озеро. Я ещё прошлым летом подметил, рыба там так и плещется. Я и снасти в этот раз захватил. Возьмём Яшку…

– Не надо Яшку, – возразил Шалопай. – Он ведь не идти будет, а пастись. Одна морока с ним. Да и рыбу он не ест.

– Ну, тогда Гогу позовём.

– И Гогу не нужно. Вот не научили гуся летать, а пешком вразвалочку он пока-а доковыляет… Мы ему рыбу лучше принесём. А с собой давай Чертёнка возьмём.

– Ну, что ж, – согласился Данилка. – Зови Чертёнка, он нам не помешает.

Когда уже шли к озеру, Данилка вдруг вспомнил:

– А червей-то мы не накопали!.. Как же без червей? Ну, да ладно, у нас хлеб есть, попробуем ловить на хлеб. Подумаешь, черви – червей рыбы всё время едят. А вот хлебом их не каждый день угощают…

Шалопаю не давала покоя другая забота. Он забежал вперёд и с мольбой заглянул другу в глаза.

– Пообещай одну вещь, Данилка, – попросил он, – что от нашей рыбы Мухомору ни крошки не обрыбится.

Данилка рассмеялся.

– А давай так. Если наловим рыбы, даём Мухомору самую маленькую. Ну, а если не наловим… – мальчик развёл руками.

Шалопай сперва пригорюнился, а потом вдруг повеселел.

– Здорово ты придумал! Если мы ничего не наловим, нечего и давать будет, а если дадим чуток – значит, наловим!

Шалопай с радостным визгом носился вокруг Данилки, а Чертёнок над их головами перепархивал с ветки на ветку. Скворец не ввязывался в разговор, у него были свои заботы: червячки, жучки, козявки…

У ОЗЕРА

Вот и озеро показалось. Лежит, как голубое блюдце, в зелёных бережках, а в него сосны смотрятся, любуются собой. Рыба в Круглом озере играет, так и прыгает из воды. Видно, никто её тут не тревожит, не ловит.

Срезал Данилка палку для удилища, леску прикрепил, наживил хлебный мякиш. Забросил удочку и сидит, ждёт.

А рыба не спешит клевать. Данилка с Шалопаем переглядываются.

– Может, ей хлеб не нравится? – шёпотом спрашивает мальчик.

– Ничего себе, – тоже шёпотом отвечает пёс. – Твоя бабушка такой хлеб печёт – объедение. Я бы на такой хлеб сам клевал.

– А тогда чего она?

– Умная очень. Понимает, что не за просто так её угощают. А может, сытая.

– Червяков у нас нету, жалко. На червячка бы попробовать…

– Чер-рвячка нету? – закричал тут Чертёнок. Он поблизости вертелся и всё слышал. – Чего ж вы молчите? А я на что?

Друзья и оглянуться не успели, а Чертёнок уже кучу червяков и козявок натащил, только лови.

И начал Данилка ловить. Сперва небольшую плотвичку поймал, потом окунь попался – большой, горбатый, чёрный. Шалопай аж подпрыгнул от радости, но мальчик строго сказал:

– Ты не облизывайся, рыбу дома будем есть, жареную. Или варёную. А то живот заболит.

– Это у меня живот заболит? – спросил Шалопай с укоризной. – Да я огурцы с молоком ел – и ничего. Грибы сырые…

– О! – обрадовался Данилка. – Это ты правильно вспомнил. Побегай лучше по лесу, грибы поищи. Может, найдёшь?

Шалопай нехотя поднялся, потрусил в чащу. И не успел Данилка очередную рыбку вытащить, как пёс уже назад летит и в зубах боровик тащит.

– Грибов в лесу – пропасть, – говорит. – Ещё побольше этого есть…

Рассмотрел Данилка боровичок – до чего же хорош: крепкий, ладный!

– Знаешь что, Шалопай, – говорит он, – ну её, эту рыбу. Она мне и в городе надоела. А грибы я давно не пробовал. Пойдём лучше грибов насобираем.

3