Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника | Страница 9 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

- Домой шагом марш! - скомандовал он сам себе, подпрыгнул, гоготнул и зашагал.

ПЕРВАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

- А тебя ждут, - такими словами встретила его дома бабушка.

Иван заглянул в комнату и чуть в обморок не упал: за столом сидела Аделаида.

- Проходи, - сказала она, - не стесняйся. Будь как дома.

- Проголодался, бедненький? - спросила бабушка. - Сейчас я тебя кормить буду.

- Ты зачем пришла? - прошептал Иван. - Чего тебе надо?

- Если ты не будешь учить уроки, - ответила Аделаида, - я всё расскажу твоим родителям. И про буксир, и про это, - она показала руку, на которой было два красных пятнышка.

- Рассказывай сколько хочешь, - Иван неестественно рассмеялся. - Я им тоже про тебя расскажу. И про то, как ты мне голову чуть не расколола, и про всё.

- Договорились.

Бабушка кормила Ивана вкусно и долго. Он столько съел, что еле дышал.

- Ты бы, девочка, шла погуляла, - сказала бабушка, - а Ванечке отдохнуть надо. Полежать. Он у нас слабенький здоровьем.

- Уроки ему учить надо, а не отдыхать.

- Выучит, выучит, успеет. Самое главное - здоровье. Об нём надо заботиться. Иди, иди, девочка.

- Погуляй, - ухмыляясь, добавил Иван, - подыши свежим воздухом.

- Хорошо, - Аделаида встала, - я пойду дышать свежим воздухом. А через час вернусь. Будешь делать уроки.

- Вот и правильно, - согласилась бабушка, - часа через два. А лучше через два с половиной. Главное - вовремя поспать. Ох и похохотал Иван, когда Аделаида ушла. Молодец бабушка - не даёт внука в обиду.

ВТОРАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

Но почему-то не спалось, и настроение было очень неважное.

Иван подошёл к окну и увидел... Аделаиду!

Она сидела на скамейке. Ивана она не видела, и он погрозил ей кулаком, показал язык и снова лёг.

Если она будет тут сидеть, то ему незамеченным из дома не выйти. Что же придумать?

И хотя Иван считал себя невезучим человеком, на самом деле ему довольно часто везло.

Читайте, что было дальше, и вы убедитесь в этом.

В дверь заглянула бабушка, позвала:

- Ванечка! Не спишь? Тут тебя дядечка какой-то спрашивает. Говорит, что ты сообразительный.

Иван вышел в коридор.

- Не узнаёшь меня? - спросил его высокий дяденька и снял шляпу. - Не помнишь?

- Узнал! Помню! - радостно ответил Иван. - Это я у вас... - И прикусил язык. - Вы артист, который шпионов играет.

- Правильно, - дяденька улыбнулся. - Ты ни разу не выступал по телевидению?

- Нет. А что? - У Ивана дух захватило.

- Понимаешь, через два часа передача, - ответил дяденька, внимательно разглядывая Ивана, - а мальчик, который в ней участвует, неожиданно заболел охрип. Мне только что позвонили из студии и попросили кого-нибудь подыскать для выступления. И я вспомнил о тебе. По-моему, мальчик ты сообразительный, находчивый. Думаю, что у тебя получится.

- Конечно получится, - сказала бабушка. - Он у нас артист. Кого хочешь передразнит.

- Ты ведь во втором классе? - спросил дяденька. - Но это неважно. Ростом ты за четвероклассника сойдёшь. Так поехали репетировать?

- Поехали, поехали! - радостно воскликнула бабушка. - Сейчас я ему новую рубашку дам, чтоб он красивым был.

И представьте себе такую картину: у подъезда стоит голубая "Волга". Дяденька артист распахивает дверцу, Иван садится на переднее сиденье рядом с шофёром и говорит подбежавшей Аделаиде:

- Еду выступать по телевидению! Привет!

И машина отъезжает.

ТРЕТЬЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

Если вас когда-нибудь пригласят выступать по телевидению, не вздумайте одеваться тепло.

Жара в студии страшная!

На вас направляют лампы, много ламп, от которых идёт свет и жар. Дышать нечем. Такое впечатление, словно вас накрыли горячей сковородкой.

Иван репетировал с Антоном Сергеевичем (так звали актёра) целый час.

Интересно до чего!

Антон Сергеевич играл роль учителя, а Иван - роль ученика. Он быстро выучил текст наизусть и произносил его без запинки.

И вот началась передача.

Сидит Иван за столом с Антоном Сергеевичем, а на них направлены пушки телевизионные камеры.

- Многие ребята, - говорит Иван, - считают, что учиться можно не то чтобы плохо, а так - средне. Они считают, что можно и без учёбы стать, например, лётчиком. Эти ребята ошибаются. Первый долг школьника - отличная учёба.

Все вокруг улыбаются, кивают: дескать, молодец, гвардии рядовой Иван Семёнов!

И он тоже улыбается: дескать, сам знаю, что молодец.

Но вдруг у него в горле словно сухой комок образовался - мешает говорить.

Испугался Иван. Стал глазами по сторонам водить, будто спрашивал: что это такое со мной творится?

И начал он спотыкаться чуть ли не на каждом слове:

- Все мы... мы... мечтаем о подвигах... Всем нам... нам всем... хочется стать героями. Но кое-кто... то есть кто-кое... нет, кое-кто... из нас...

- Кое-кто из ребят считает, что героем можно стать случайно? - спросил Антон Сергеевич, чтобы выручить Ивана. - А кто, по-твоему, может совершать подвиг?

- Тот, кто... кто тот... ну... у кого есть воля силы...

- Сила воли? - переспросил Антон Сергеевич.

- Да. И ещё... кто умеет бороться с этими... ну...

- Трудностями?

- Да, - унылым тоном ответил Иван.

- А лодырь может героем стать?

Иван отрицательно покачал головой.

Очень он расстроился, хотя все его поздравляли, хвалили, утешали и нисколько не ругали, что в конце передачи он растерялся и забыл текст.

Опять он сидел в голубой "Волге" на переднем сиденье рядом с шофёром. Но было ему грустно. И ещё он чувствовал себя виноватым.

Скажут ребята:

- Лодырь, двоечник, а за кого себя выдавал? Напинать ему, чтоб знал!

Иван вышел из машины, боязливо оглядываясь по сторонам, словно кто-то мог его подкараулить. И юркнул в подъезд.

НЕПРИЯТНЫЙ РАЗГОВОР

Дверь открыла бабушка, звонко чмокнула внука в обе щеки, сказала:

- Молодец ты мой ненаглядный! Настоящий артист!

- Иди-ка, артист, сюда, - позвал отец.

Иван, тяжко вздохнув, прошёл в комнату.

- Может, он сначала поест всё-таки? - обиженно спросила бабушка. Устал ведь он, намучился.

- Поесть он всегда успеет, - ответил отец. - Садись, сын, потолкуем. Ну как? Доволен?

- Нет, - буркнул Иван.

- Почему? Ведь вся область тебя видела и слышала. Вот, думали все, вот это парень! Не только сам хорошо учится, но и других по телевидению учит!

Кстати, отец Ивана учился хорошо - в вечернем техникуме, а днём работал (тоже хорошо) на машиностроительном заводе токарем.

И мама Ивана тоже училась - в библиотечном техникуме и тоже вечером, а днём работала в библиотеке.

- Все учатся, - сказала однажды бабушка, - я только неучёная. Но ничего - тоже вот на курсы какие-нибудь поступлю.

И поступила - на курсы кройки и шитья. Хуже всех в семье учился Иван.

- Маленький ещё, - объясняла бабушка, - под растёт, поумнеет и начнёт учиться.

Вот и сегодня отец отчитывал Ивана, а бабушка стояла в коридоре и громко вздыхала.

"Замучают они ведь так несчастного ребенка, - думала она, - искалечат. И ничем ведь на них не угодишь! Только одно и знают - воспитывать да перевоспитывать! А ребёнка жалеть надо, кормить его надо!"

- Когда в следующий раз выступать будешь? - спросил отец.

- Не буду я больше, - пробормотал Иван, - не имею права.

- Теперь можешь есть. Заслужил.

Бабушка кормила внука вкусно и долго.

БАБУШКА НА ПОСТУ

Иван сидел на окне и со страхом ждал прихода Аделаиды: ведь она обещала поговорить с его родителями и обо всём им рассказать.

А это значит, что опять начнутся разговоры-переговоры, и никому в голову не придёт, что человека не воспитывать, а жалеть надо. Трудно ведь жить человеку, почти невозможно! А его, видите ли, ещё и на буксир.

Но если вы решили, что Иван растерялся и не знал, что делать, то ошибаетесь. Ему в голову пришла замечательная мысль... Он бегом к бабушке и пожаловался ей.

- Буксир? - возмутилась бабушка. - Я ей покажу буксир! Иди, внучек мой ненаглядный, спокойно отдыхай. А если она сюда заявится, я ей... кое-что скажу. Иди, иди, родименький, отдыхай.

То, что бабушка называла отдыхом, а ребята называли бегать, на самом деле было тяжёлой работой. После такого отдыха домой ребята возвращались, высунув языки. Рукой пошевелить не могли.

Однако на этот раз Иван не бегал. Он всё время поглядывал, не появилась ли во дворе Аделаида. То и дело приходили ребята из других домов и расспрашивали его о выступлении по телевидению.

Как Ивану хотелось похвастаться и приврать! Рты бы разинули от зависти и удивления! Ахнули бы!

9