Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника | Страница 7 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

- Отведу я тебя, дурака, в больницу, - донеслось до ребят, - там тебе дадут жизни. Взвоешь. Пожалеешь, что не слушался меня.

Вот уже и прохожих больше не было. Ни одного огонька не светилось в окнах. Алик уснул сидя и во сне сладко причмокивал губами.

Паша толкал его в бок, чтобы самому не заснуть. Сияла огромная луна, будто дразнила незадачливых наблюдателей.

- Лунатик несчастный, - прошептала Аделаида, - получишь ты у меня...

- Я спать хочу... - жалобно протянул Паша.

- Сахара, сахара, сахара! - во сне крикнул Алик.

- А шоколада не хочешь? - рассердилась Аделаида. - Скоро пойдём по домам.

- По каким домам? - чуть не плача, спросил Паша. - Я ведь у него ночую, - он показал на спящего Кольку, - а он у меня. А мы оба на улице.

- Пер-станьте! - во сне крикнул Алик, вскочил, побежал, упал и заревел что было сил. Колька спросонья тоже закричал:

- Лампочки держите!

А Паша с испугу запел:

- Не кочегары мы, не плотники!

И тут Аделаида доказала, что если бы она родилась мальчиком, то стала бы боксёром или борцом. Она стукнула Кольку по затылку и приказала:

- Цыц!

Она схватила Алика за шиворот, поставила на ноги и приказала:

- Цыц!

Паша с перепугу приказал сам себе:

- Цыц! - И замер, вытянув руки по швам, пятки вместе, носки врозь.

- То-то, - сказала Аделаида, - мелюзга несчастная. Пойдёте ночевать к Алику.

- Бабушка утром пер-пугается.

- Ничего. Марш домой!

- А ты? - спросил Колька.

- Буду продолжать наблюдение.

Ребята ушли.

Луна-то была.

А никакого лунатика не было...

НУ И НОЧКА

Иван в это время спал самым, как сказал бы Алик, пер-спокойным образом. А спал Иван потому, что устал. А устал Иван потому, что за Бандюгой гонялся. А гонялся он за Бандюгой потому, что хотел его спрятать. А спрятать его он хотел потому, что Бандюга мог помешать ему лунатить.

Устал Иван, лёг отдохнуть да и уснул до утра.

Аделаида знала, что никакой он не лунатик и что вообще всё это выдумки. Спорить же с Иваном бесполезно: он кого угодно переговорит и наврёт столько, что не разберёшь.

Надо было его уличить.

Поэтому Аделаида и сидела на скамейке под огромной липой напротив клуба. Глаза сами собой закрывались.

Вдруг она вздрогнула и едва не вскрикнула.

Прямо на неё шёл пёс. Поймите, не просто шёл, а прямо на неё.

Аделаида не шевелилась.

Пёс ткнулся влажным носом в её колено и замер с закрытыми глазами.

Из-за угла клуба появились две фигуры и направились прямо к Аделаиде.

Впереди шагал милиционер Егорушкин, за ним вприпрыжку торопился дед Голова Моя Персона.

"Попалась, - подумала Аделаида. - Теперь мне попадёт! Да ещё как!"

- Вот он, лунатик! - обрадованно закричал дед. - Былхвост!

- А это что за особа? - удивлённо спросил Егорушкин, направляя луч электрического фонарика на девочку. - Ты что здесь делаешь?

- Лунатика караулю.

- Какого ещё лунатика?

И Аделаида рассказала о том, как её попросили взять Ивана Семёнова на буксир и что из этого вышло.

- Эх, сколь лунатиков-то развелось! - воскликнул дед.

Откуда-то донеслись не то крики, не то плач... Все прислушались.

- За мной! - приказал Егорушкин.

Выбежав за угол, они увидели Пашу, Кольку и Алика, которые брели по улице и ревели.

Увидев милиционера, ребята умолкли.

Оказалось, что бабушка Алика была глуховатой, и они не могли ни достучаться, ни дозвониться.

- Ну и ночка! - сказал Егорушкин. - Придётся всех вас за нарушение общественного порядка отвести в отделение.

- Не надо-о-о-о!

- А что мне с вами делать прикажете?

- Иван во всём виноват, - прохныкал Колька, - из-за него...

- Виновата я, - сказала Аделаида.

- Граждане! - воскликнул дед. - Спросите меня, кто виноват, отвечу. Спрашивайте!

- Кто виноват? - спросил Егорушкин.

- Я! - гордо ответил дед. - Это я, голова моя персона, про лунатиков Ивану рассказал. Значит, надоумил его. Готов понести заслуженное наказание.

- Сейчас надо решить, куда эту мелюзгу спрятать, - озабоченно проговорил Егорушкин. - Уж вы меня извините, а придётся родителей будить.

Когда все разошлись, дед сказал:

- Идём, Былхвост, на дежурство. И не вздумай больше лунатика из себя строить. Кончилось моё терпение. Понял?

УТРОМ

Утром Иван пришёл в школу чуть ли не первым.

Вернее, не пришёл, а прибежал.

Он трусил. Очень. Даже стыдился немного. Он понимал, что теперь никто ему не поверит, сколько ни сочиняй про свою болезнь. Невезучий он человек что поделаешь? Не нарочно же он проспал.

Одна только и была надежда, что Аделаида тоже проспала.

Тут она и подошла. И с нею ребята.

- Вчера я себя прекрасно чувствовал, - сказал Иван. - Пилюль много съел. Помогло. Всю ночь спал. Впервые за много лет. А вы?

- А мы ночью дежурили, - ответила Аделаида, - с товарищем Егорушкиным.

- А также с псом Былхвостом, - добавил Паша, - он тоже лунатик. Вроде тебя.

- Врун ты и хвастун, - сказала Аделаида. - Из-за тебя им дома, знаешь, как попало?

Ребята громко вздохнули.

- После уроков останешься, - приказала Аделаида, - начнём!

У Ивана мороз по коже пробежал.

- И правильно! - воскликнул Иван. - Ещё мало попало! Да я бы вас всех за такое безобразие в милицию бы забрал! Суток на семьдесят!

- За какое такое безобразие?! - поразился Колька Веткин.

- Пер-путал ты что-то, - сказал Алик Соловьёв. - Это пер-ступников в милицию забирают.

- А, может, вы и есть преступники во главе вот с этой особой, - Иван показал на Аделаиду. - Зачем к человеку пристали? - крикнул он. - Почему человеку нормально жить не даёте? Почему даже ночью ему от вас покоя нет?!

- Так ведь мы... - пробормотал Паша Воробьёв. - Так ведь мы ему помочь хотели!

- Не нужна ему ваша помощь ни капельки! - сказал Иван, отвернувшись. Он жить по-человечески хочет! Ему ночью спать надо, а вы хотите, чтобы он по крышам скакал да по проводам бегал! Не выйдет!

ГЛАВА 5,

писать которую автору очень не хотелось,

потому что в ней Иван Семёнов

снова совершает ряд плохих поступков,

начинает драку с Аделаидой,

терпит поражение и... выступает по телевидению.

АДЕЛАИДА НАНОСИТ ПЕРВЫЙ УДАР

После уроков Аделаида поймала Ивана уже во дворе школы и за руку привела обратно в класс.

- Не могу я сейчас заниматься, - жалобно сказал Иван, - есть я хочу. Когда я голодный, то могу в любой момент - хлоп на пол.

- А если поешь?

- Тогда всё в порядке. Могу хоть целый час заниматься.

Аделаида достала из портфеля свёрток, развернула - шесть бутербродов с маслом и колбасой.

"Ух ты, крокодильская дочь! - подумал Иван. - Вот свалилась на мою голову!"

- Ешь, - грозно проговорила Аделаида, - лодырь несчастный. Лунатик заспанный.

- А ты паровоз бесколёсный.

- А ты... - Но она сдержалась, иначе бы они раз ругались, и предложила: - Ешь на здоровье.

Чего-чего, а есть Иван умел. И если бы за это умение давали звания, то Иван был бы примерно подполковником. Так что бутерброды он уничтожил быстренько.

- Наелся?

- Ни капельки. Придётся домой идти.

- Сначала выучишь уроки.

- Не могу.

- Можешь.

Иван почувствовал, что сердце его замирает от страха, но проговорил громко и отчаянно:

- Не могу!

Аделаида крикнула:

- Можешь!

И - трах! - кулаком по столу.

Понимал Иван, что если сейчас отступит, то потом будет ещё труднее. И, закрыв от страха глаза, он крикнул:

- Не желаю!

Тишина.

Иван открыл один глаз и у самого носа увидел большущий кулак.

- Последний раз предупреждаю, - сквозь зубы произнесла Аделаида, - если ты сейчас же не станешь учить уроки, я за себя не отвечаю. Так стукну, что живым отсюда не уйдёшь!

- Ой-ой! - вскрикнул Иван и дёрнулся всем телом. - Ох! Ох! - И снова дёрнулся, ещё сильнее. - Ух! Ух! - И объяснил: - Началось. Сейчас меня часа три дёргать будет. Ох! Ох!

- Бух! - крикнула Аделаида и нанесла ему здоровенный удар по шее.

Иван стукнулся о стену так, что задребезжали стёкла в окне.

Он лежал на полу и думал: "Ну что, крокодилова дочь? Попало тебе? Испугалась? Не знаешь, что и делать? А я лежу себе на здоровье".

- Ну как? - спросила Аделаида. - Живой?

- Живой-то живой, - ответил Иван, - но голова совершенно не работает. Что-то в ней треснуло.

- Склеим потом. Вставай.

- Не могу.

Взяла его Аделаида за шиворот, подняла, спросила:

- Ещё стукнуть?

Иван подумал и ответил:

- По-моему, не надо.

- Я тоже так считаю. Садись. Давай тетради, учебники, ручку. Что по арифметике задали?

7