Многотрудная, полная невзгод и опасностей жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника | Страница 2 | Онлайн-библиотека
Выбрать главу

- Маринованная, - ответил Иван, - или в собственном соусе. Ноль руб пятьдесят коп банка.

- Это я-то килька? - И Колька без лишних разговоров дал Ивану пинка. Видал кильку?

Кто-то за кого-то заступился, и возник бой.

Главное в драке - не закрывать глаза.

А один друг Ивана - Паша Воробьёв - всегда закрывал глаза и стоял в центре боя, вытянув руки по швам. Ну и доставалось же ему!

Иван любил драться. Он вам не будет разбирать, кто свой, а кто чужой. Ему важно именно драться - машет он руками, а то и ногами во все стороны и даже бодается. И очень часто случалось, что он помогал противнику выиграть сражение, так как бил своих.

На этот раз всё произошло немножко наоборот. Не забудьте, что в данной драке совершенно невозможно было разобраться, кому кого надо бить. Но каждый решил: не беда, начнётся бой - видно будет, кто свои, кто враги.

Паша глаза по привычке закрыл, но руки его заработали сами собой.

Свой первый в жизни удар Паша нанёс своему другу - Ивану.

Иван от неожиданности рот раскрыл. А Паша ведь не видит, кого бьёт, и опять - раз ему в то же самое место, то есть в лоб.

Тут Иван до того растерялся, что закричал:

- Своих бьёшь!

А Паша ни остановиться, ни открыть глаза не может: страшно.

Тогда Иван тоже глаза закрыл. Что тут получилось, никакими словами не передать!

Ребята так устали, что драка кончилась сама собой. Все сели. Говорить никто не мог: кто язык прикусил, у кого губа распухла. И никто не может вспомнить, из-за чего друг друга молотили.

Вдруг откуда ни возьмись - учительница.

- Что у вас здесь происходило? - спросила она.

Алик Соловьёв махнул рукой:

- Пер-дрались все.

А вы знаете, что когда нужно срочно определить виновника драки, им всегда оказывается тот, кому больше всех досталось. А на сей раз больше всех досталось Ивану.

- Семёнов, после уроков зайдёшь в учительскую, - сказала Анна Антоновна и ушла.

- Так тебе и надо, - сказал Колька, - не будешь человека килькой обзывать. Да ещё ноль руб пятьдесят коп банка.

Иван хотел ответить, но Колька закричал что было силы:

- Кто за то, чтобы Ивана шпионом выбрать, поднимите ноги!

А в это время - звонок.

Ребята все - бух на спину и ногами задрыгали. Это у них называлось голосованием. Так Ивана выбрали шпионом. Алик Соловьёв сказал:

- Пер-касно.

ТЯЖЕЛЫЙ РАЗГОВОР

После уроков Иван проговорил мрачно:

- Прощайте, товарищи.

Все молчали, опустив головы: человека в учительскую вызывают - не маленькие, понимаем что к чему.

- Ябедничать я, конечно, не буду, - продолжал Иван, - но учтите, что страдаю я из-за Кольки.

- Вот это я понимаю! - воскликнул Колька (так он говорил, когда чего-нибудь не понимал). - Он один раз из-за меня пострадать не может. А сколько раз я из-за тебя мучился! А? Кто в прошлом году в коридоре во время уроков лаял?

- Иван! - хором ответили ребята.

- А кому попало?

- Тебе.

- Мне! - И Колька ударил себя в грудь. - А кто придумал ручки в пол втыкать?

- Иван!

- А кому попало?

- Тебе!

- Мне! - И Колька так ударил себя в грудь, что ойкнул.

- Сравнил, - презрительно сказал Иван. - Подумаешь, собакой лаял. А тут - драка. Теперь меня как миленького из школы выгонят! - весело закончил он.

- Куда же ты тогда денешься? - спросил Паша.

- Не бойся, не пропаду. В милицию, например, устроюсь. Палку в руки и пошёл! Раз - грузовик стоп, два...

- Иди-ка лучше в учительскую, - перебил Колька, - там тебе раз-два и стоп.

Ушёл Иван, а ребята загалдели: что делать, если его из школы выгонят?

Иван, подходя к учительской, думал: "Несчастный я человек. Дрались все, отвечать мне. Будет она меня мучить. Говорить начнёт. Мол, драться нельзя. Мол, выгнать тебя надо из школы. И ведь что обидно: не выгонят!" Четыре раза подряд вздохнув, Иван вошёл в учительскую.

- Жаль мне тебя, - сказала Анна Антоновна, - живёшь ты плохо. Да?

- Плохо. - Иван опять вздохнул. - Не жизнь, а учёба. Мне бы только со школой разделаться, а там я... - Глаза его заблестели. - Да я сразу знаменитым человеком стану!

- Нет, не станешь ты знаменитым человеком, - сказала Анна Антоновна, ты ведь знаменитый лодырь.

- Ну и что? Я ведь сейчас лодырь, а потом - нет.

- Потом поздно будет. Надо теперь же за ум браться. Жаль, жаль мне тебя, - повторила Анна Антоновна. - Плохо ты живёшь, неинтересно. Подумай над этим. Обязательно подумай. Можешь идти.

- Как?! - поразился Иван. - А насчёт драки?

- Сами разберётесь. Иди и даже не надейся, что будешь знаменитым человеком. Если, конечно, не исправишься. Никогда лодыри не становились знаменитыми людьми.

- А я буду, - упрямо проговорил Иван. - Да вы знаете, кем я буду? Лунатиком! Первым лунатиком! - И сразу успокоился.

Анна Антоновна рассмеялась.

- Кем? Кем? - сквозь смех переспросила она.

- Лунатиком, - с гордостью ответил Иван. - На Луну полечу. Здоровых ведь будут подбирать.

- Так ведь... так ведь... - смех мешал Анне Антоновне говорить. Лунатиком!.. Ох... ведь лунатик... это болезнь такая... Кто ею болеет, того и называют лунатиком.

- Да ну? - удивился Иван, но, человек упрямый, добавил твёрдо: - Так я лунатик и есть. Давным-давно болею. Вышел он из учительской, плечами пожал. Стало ему непонятно отчего грустно.

- Ну? - спросили ребята. - Здорово попало?

- В том-то и дело, что не попало, - ответил Иван. - Но разговор был тяжёлый.

- Тяжёлый? - спросили ребята. - Это как?

- А вот так. Лучше и не спрашивайте. И жизнь у меня тяжёлая, и даже разговоры у меня тяжёлые. Не то что у вас. И ещё она сказала, что я не лодырь, а просто несчастный человек.

- Врёшь!

- Не верите, не надо. И ещё она сказала: будешь ты, Иван Семёнов, знаменитым человеком.

- Да врёшь! - возмутился Паша. - Ты же двоечник!

- Ну и что? Она сказала, что все знаменитые люди в детстве были двоечниками.

- А это видал? - спросил Колька, показывая Ивану три пальца, сложенные, сами понимаете, в одну фигуру, названия которой я что-то не припомню. Иван сжал кулаки.

- Пер-катите! - крикнул Алик. - А то опять пер-дерётесь!

- Тем более, - грозно проговорил Иван, - что я, к вашему сведению, лунатик.

- А это ещё что такое? - с удивлением спросили ребята.

- Болезнь, - важно объяснил Иван. - Страшной силы болезнь. Просто не знаю, что и делать. - И, взглянув на ошеломлённых приятелей, сказал: Играть начнём в двенадцать часов ноль-ноль минут. Ещё пожалеете, что меня шпионом выбрали!

ГЛАВА 2,

в которой описывается игра в шпионов и встреча Ивана

с настоящими шпионами, которые оказались ненастоящими.

СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕК В ТЕМНЫХ ОЧКАХ

В двенадцать часов ноль-ноль минут милиционер Егорушкин заметил около клуба речников странного человека в пиджаке с поднятым воротником и в соломенной шляпе. Глаза его прятались за тёмными очками, руки были засунуты в карманы. Он всё время оглядывался по сторонам и злобно скалил зубы.

В двенадцать часов ноль три минуты милиционер Егорушкин подошёл к нему и спросил:

- Что это ты в таком подозрительном виде разгуливаешь? Да ещё на территории клуба? Да ещё зубы скалишь?

Странный человек ответил хриплым голосом:

- Не понимайт!

Милиционер Егорушкин проговорил сердито:

- Вот доставлю в отделение, сразу поймёшь.

Человек в тёмных очках вытащил из кармана пистолет, прицелился милиционеру в нос, крикнул:

- Бах! Бах!

И бросился наутёк.

- Я тебе дам "Бах! Бах!"! - крикнул Егорушкин. - Ты у меня побахаешь!

Вскоре странный человек появился в продовольственном магазине. Он бросился к прилавку, оскалил зубы и хриплым голосом сказал:

- Биттэ, дриттэ, фрау, мадам, цвай брот, шпиндель!

Продавщица спросила испуганно:

- Чего, чего?

- Р-рюки вверх! - прохрипел человек в тёмных очках. - Гутен так! Драй! Си бемоль! Урна!

Продавщица схватила нож, крикнула:

- Сам руки вверх, шпиндель!

Тогда странный человек вытащил пистолет, прицелился продавщице в нос и 

- Бах! Бах!

И выбежал из магазина.

ШПИОН УБИВАЕТ ДЕДА ПО ПРОЗВАНИЮ ГОЛОВА МОЯ ПЕРСОНА,

А ДЕД ПЫТАЕТСЯ ВЗЯТЬ ШПИОНА В ПЛЕН

Он промчался по улице и через несколько минут был у здания конторы. Там грелся на солнышке дед по прозванию Голова Моя Персона.

Человек в тёмных очках подсел к нему, тяжело дыша.

Дед спросил:

- В шпионов, что ли, играете?

- Не понимайт!

- Я говорю: в шпионов, что ли...

- Р-р-рюки вверх!

Дед послушно поднял обе руки вверх и недовольно пробормотал:

2